Published On: Fri, Jun 8th, 2018

Юлия Варшавская: Я буду любить тебя, пока роботы не заменят нас

Julia Varshavskaya

Юлия Варшавская. Журналист, креативный директор портала про образование Мел. Колумнист The Business Courier.

Пока Тесла бороздит просторы космоса, женщины, как и тысячу лет назад, витают в облаках (в свободное от борьбы за равноправие время, конечно). Вот, например, на днях обсуждала с подругой ее новый роман. «И в каких вы сейчас отношениях?» – поинтересовалась я, надеясь услышать если не пикантные, то хотя бы романтические подробности. «Как тебе сказать, – не отрываясь от телефона, отозвалась она. – Мы лайкаем друг друга в фейсбуке!».

Лайкают. Друг друга. В фейсбуке.

Сначала я посмеялась, а затем задумалась о том, что женщина в наши нелегкие дни технологического прогресса выходит на новый уровень любовного томления. И на этом этапе ей придется отвечать на совершенно новые (и одновременно старые) вопросы. Ведь, чем бы мы ни пользовались – телеграфом или Телеграмом – наши чувства не меняются из века в век. Но форма проявления этих чувств и способы любовной коммуникации изменились безвозвратно.  

Ведь что самое главное в любви? Правильно, ее косвенные признаки. Количество будто случайно брошенных взглядов на балу в 1918-м считалось главным и железным доказательством его чувств. В 2018-м мы больше не смотрим друг на друга. Мы друг друга лайкаем. 

И вступаем здесь в абсолютно серую зону, где нет никакой определенности. Во-первых, какое количество лайков (в сутки, неделю, месяц?) можно считать гарантом симпатии? Если он лайкнул пост, значит, ему нравится, как ты пишешь? Если он лайкнул твое фото, ему нравится, как ты выглядишь? Или он вообще лайкает все в ленте? А как ты оказалась у него в ленте, если вы не переписываетесь? Значит, он заходит к тебе на страницу? Ничего не понятно, Марк! 

Или он включает тебя в список гостей на мероприятие. Означает ли это, что он действительно хочет тебя увидеть или просто нажал «invite all»? Ты придешь, а он смотрит на тебя с недоумением. С недоумением, Марк!

В-третьих, ты же не можешь… Нет, понятно, «харвигейт», феминизм, эпиляция зоны бикини… но ты же не можешь лайкнуть его первая! Вдруг он подумает, что ты слишком онлайн-навязчива? А если он лайкнул тебя пять раз подряд в фейсбуке, уже можно подписаться на него в Инстаграм, или еще подождать? В-четвертых, а вдруг он лайкает других девушек? Как проверить, что ты для него единственная? Единственная, Марк!

Я решила выяснить вопрос, обратившись к первоисточникам. Первым под обстрел попал мой давний друг по имени N., чье поведение онлайн всегда казалось мне разумным, последовательным и очевидным. На всякий случай и ради чистоты эксперимента, социологический опрос я устроила N. сразу после того, как он наглядно проявил свою симпатию ко мне – в оффлайне. 

-Как ты ведешь себя в соцсетях, когда тебе нравится девушка?

N. почему-то посмотрел на меня, как на идиотку, но виду не подал: «Понимаешь, я отношусь к этому, как к социальному одобрению. Человек выкладывает селфи – значит, ему важно, чтобы его лайкнули, похвалили, оценили. Мне же не сложно нажать на кнопку? Поэтому лайк ничего не значит. Если девушка нравится, ты пишешь в личку. А все остальное – это эквивалент улыбки на улице. Идет навстречу симпатичная девушка, а ты ей улыбаешься. Но симпатичных в Москве миллион, это же не значит, что я к каждой подбегаю знакомиться. На всех меня не хватит». На этом месте N. хитро улыбнулся, а я закрыла глаза и представила, как он вышагивает по улице, легким наклоном головы лайкая каждую встречную. Действительно, если каждую лайкать, так ведь и не дойти до главной цели.

На следующий день я решила расширить диапазон своего социологического эксперимента и узнать, что по этому поводу думают спикеры менее ангажированные, но столь же лайкающие и лайкаемые (авторские пунктуация и орфография сохранены): 

«Всех-то не перелайкаешь, даже из вежливости», – в целом согласились с N. мои фейсбучные респонденты. Но сразу же наметилась  гендерная сегрегация. «Мне кажется, когда я кому-то нравлюсь, мне лайкают просто все фотки подряд, а ещё и активно комментируют все мои записи», – написала Катя, и ее комментарий тут же залайкали все девочки. 

«Со стороны парней вообще всё гораздо проще. Облайкивать королеву своих грёз можно сколько угодно, но результат-то будет абсолютно нулевой. Кому нужны твои платонические потуги, Петрарка хренов. Почитай ленту, разведай её интересы, пошути в личке и тащи на “кофе”. Все остальное – потеря времени», – возразил Костя, и тут же получил лайк-овации от мальчиков. 

Казалось бы, теперь все ясно: хочешь любви – пиши в личку. Но женщина – она ведь и в фейсбуке женщина, противоречивая. Другая моя подруга написала возмущенно: «Представляешь, какой-то знакомый знакомых добавил меня в друзья – и тут же пригласил на кофе! Как ему вообще такое в голову пришло? Он должен был полгода тихо сидеть и ненавязчиво лайкать мои фото, написать пару умных комментариев, а уже потом звать на кофе!». Она была так возмущена, что я подумала, как же повезло бедному парню, что она по специальности адвокат, а не прокурор – а иначе засудила бы его за sexual harassment. 

В общем, опять никакой определенности в этом вашем Интернете. 

Тем не менее, люди, естественным образом, продолжают вступать в отношения – наши биологические и химические реакции (выброс эндорфинов и прочие приятные вещи, сопровождающие влюбленность) неизменны, но путь, который ведет нас к ним, изменился. Вместо запахов, взглядов и случайных прикосновений наше чувство формирует big data. Теперь мы составляем представление о человеке не по тому, как трогательно развивается его чубчик на ветру, а по тому, на кого он подписан в фейсбуке. 

И если нам кто-то приглянулся, мы пытаемся считать в его онлайн-поведении знаки и признаки взаимной симпатии. И снова проваливаемся в ту же серую зону, в которой безысходно кувыркались наши пра-пра-пра-бабушки, пытаясь по взгляду вычислить Его интерес на званом вечере Анны Павловны Шеррер. И я даже не знаю, кому повезло меньше. 

Окончательно запутавшись в подаваемых сетями сигналах, я сделала то, что делает в такой ситуации любой современный человек. Правильно, пошла к психологу. Ну, то есть как пошла – написала ей в фейсбуке. Юля Морозова, семейный психолог, основавшая в Лондоне проект Clever Psychology, сразу все расставила по своим местам и рассказала, чем же влюбленность онлайн отличается от старого доброго офлайна (спойлер – почти ничем):

«В первую очередь нужно ответить на вопрос, а как именно мы выбираем партнера. Проведены многочисленные исследования на эту тему, и выяснилось две вещи. Во-первых, мы стараемся выбрать того, кто на нас похож. И не только внешне, интересами, ценностями, но даже набором ДНК. Это происходит не на сознательном уровне. Нас что-то (как нам кажется, неуловимое) цепляет, начинает нравиться, и мы уже продолжаем исследовать, узнавать человека. Лично ли, или через соцсети, но мы пытаемся уловить, что именно у нас резонирует. Видя человека в социальных сетях, мы можем быстрее и более объективно оценить нашу похожесть, с кажущейся большей рациональностью. А во-вторых, дальше сценарий будет зависеть  от того, а в каком состоянии мы сами находимся. Если у меня давно не было хороших, близких отношений, если у меня полно в жизни того, что мне не нравится, я задергана и уставшая, я могу невзначай «накинуться» не на того. И даже если у меня есть возможность подробно изучить его профили в соцсетях, я буду проецировать на него свои дефициты. Мне будет казаться, что именно он заполнит те дыры, которые у меня есть. Да, соцсети помогают нам лучше узнать партнера, мы быстрее можем сделать первичный вывод о том, насколько он нам подходит. Но хорошо бы эти выводы делать на «сытый желудок», точнее, в состоянии, где наши основные дефициты удовлетворены, и у нас много в жизни того, что нам нравится».

 -Это все понятно, – перебила я Юлю. – А сколько лайков нужно, чтобы понять, что я ему нравлюсь?

Юля почему-то посмотрела на меня так же, как недавно друг N. – и, многозначительно вздохнув, продолжила: «Нисколько. Раньше мальчики дергали девочек за косички, а девочки в ответ звонко били мальчиков портфелем по голове. Мы считали, сколько раз он посмотрел в нашу сторону и дотронулся ли невзначай локтем. Мы высчитывали два дня, чтобы позвонить после первого свидания на домашний телефон. Писали смски и обращали внимание на то, поставил ли он точку в конце предложения или смайлик. Сейчас мы считаем лайки под фотографиями в Инстаграм или постами в фейсбуке. Мы хотим косвенно узнать, а нравлюсь ли я? И так же косвенно рассказать о своей симпатии. Все это всего лишь эволюция знаков внимания друг к другу, а суть остается такая же».  

По мнению нашего эксперта, я в своем исследовании обращаю внимание на вещи несущественные, упуская главное. А главное заключается в том, что мы утрачиваем сегодня способность переходить на более глубокие уровни взаимодействия с партнером. «Мне нравится следующая метафора, – продолжила Юля Морозова. – «Отношения как квест». Когда, проходя новые уровни, преодолевая препятствия, мы становимся сильнее, узнаем себя лучше, устанавливаем особый контакт с партнером. Каждый раз, когда мы бросаем игру на первом препятствии, мы обкрадываем себя, не давая шанса узнать себя полнее и объемнее. В этом случае возможности Тиндера и сайтов знакомств нам здесь оказывают медвежью услугу. Выбор партнера становится подстать выбору новой пары обуви. Поносил и выбросил, если трет, тоже выбросил, зачем разнашивать, это не мое, мозоли еще никого не украшали. И в этом есть много логики. Только вот люди – не обувь». 

Люди, конечно, не обувь. Люди – это живые организмы, существующие и действующие по законам химии и биологии. Может быть, здесь стоит поискать ответы на наши вечные вопросы? 

Оказалось, что химия действительно и здесь успела засветиться. Исследования показывают, что лайк или шер в социальных сетях может привести к выбросу дофамина…такой же силы, как когда мы влюбляемся. Эти временные приливы удовольствия легко получить простым нажатием кнопки. Так что наши любовные онлайн-терзания отчасти оправданы биологией – взаимодействие с людьми в соцсетях, как и в жизни, высвобождает гормоны, которые относятся к «центрам вознаграждения» мозга. Другими словами, когда вы находитесь на свидании с красивым мужчиной или женщиной, дофамин посылает вам сигнал о том, что вы счастливы – и что вам хочется это повторить. Центры удовольствия,  активированные в вашем мозгу, подтверждают, что вы на правильном пути – еще лайк, еще один лайк, ну пожалуйста, еще один лайк. 

Стоп, опять лайки? Ну сколько можно лайкать, пригласи меня на свидание!

Но, к счастью, какие-то базовые вещи остаются незыблемыми. Например, давно найден и остается неизменным ответ на вопрос, почему он, собственно, просто тебе не напишет? Конечно же, он боится сильных и независимых женщин, ему нужно время, чтобы осознать свои чувства, он стесняется, он занят, у него сложные незаконченные отношения, которые скоро закончатся – и тогда вы заведете детей и поедете отдыхать в Анталию. И так будет всегда – даже когда наши изящные ножки, обутые в теплоустойчивые сабо, будут семенить по поверхности Марса. 

Вопрос сегодняшнего дня, конечно, в другом: сколько лайков нужно для настоящей любви, Марк?

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »