Published On: Fri, Aug 24th, 2018

Юлия Латынина: Россия сама предложила себя на роль отрицательного героя

iuliia-latynina

Юлия Латынина. Журналист, писатель, колумнист.

English version

Обратите внимание на совершенно потрясающую вещь, которая происходит в Голливуде: в самом последнем сезоне Homeland главный отрицательный персонаж – российская разведка, которая стравливает американцев друг с другом, и, судя по всему, последний сезон «Карточного домика» будет примерно на ту же тему.

При этом арабские террористы у Голливуда совершенно вышли из употребления, хотя и были довольно популярны в 80-х-90-х годах. Теперь стало неполиткорректно снимать на тему того, что хорошие мусульмане могут кого-то взорвать. Гораздо чаще Голливуд рассказывает истории наоборот – о том, как как-то нехороший пытается подставить мусульман. Например, как какие-то плохие белые пытаются убить президента, который хочет подружиться с Ираном.

Отрицательный герой нужен всегда, и Россия теперь сама предложила себя на эту роль, вызвавшись со словами «вот она я!». И, конечно, она действительно является отрицательным героем – просто не таким страшным, как хочется Владимиру Путину. Но в любом случае мы в ближайшее время увидим, что Путин станет тем чудищем, которым пугают детей – и не совсем заслуженно, потому что у России просто силенок не хватает быть тем чудовищем, которым нас изображают. Ведь Путин – не Аллах, и вера в него не может быть серьезной международной проблемой.

Но есть два основных фактора, которые как бинарное соединение действуют в пользу того, чтобы Россия была этим отрицательным героем.

Первый – это международное хулиганство России, только усилившееся после Сирии и вмешательства в американские выборы. Кремль постоянно увеличивает дозу, потому что им, видимо, психологически эта доза необходима. Желание того, чтобы нас замечали, перевешивает все прочие соображения. Это уже что-то личное.

Второй фактор – интернализация российской проблемы в американской политике. Теперь эта проблема стала предвыборным инструментом. В США все зависит от выборов – и если что-то можно использовать для дискредитации противника, то это будет делаться.

Якобы компромат, который Путин имеет на Трампа, стал гигантской картой в руках демократов, левого истеблишмента, несмотря на то, что это крайне сомнительная карта. Ведь из всего того, что мы знаем о российском вмешательстве в американскую политику и свежих попытках влияния на выборы, видно, что Россия скорее поддерживала все маргинальные точки зрения, чем самого Трампа.

С одной стороны, она поддерживала Трампа, с другой – Берни Сандерса против Хиллари Клинтон. И как только Трамп выиграл выборы, Россия тут же принялась организовывать против него митинги. Буквально через день после выборов прошел очень многочисленный митинг под лозунгом «Никогда не допустим Трампа», на котором было несколько тысяч человек, в том числе и режиссер Майкл Мур, выглядевший настоящим полезным идиотом.

Россия последовательно поддерживает движение Black Lives Matter и белых радикальных расистов, исламофобов и исламистов. Последняя порция того, чем скорее всего именно мы нагадили в Фейсбуке, были левые картинки и абсолютно антитрамповские тексты, тексты против колониализма, поддерживающие американских индейцев, несчастных женщин, притесняемых мужчинами, и все в таком духе. Такие тексты вызвали бы полное одобрение у сенатора-демократа Элизабет Уоррен или у социалистки Александии Окасио-Кортес, которая не так давно выиграла демократические праймериз в Нью-Йорке.

Иными словами, Россия, явно поддерживая Трампа, в то же время пыталась внести максимальный раскол в американское общество. А поскольку этот раскол в нем уже есть, она дала левакам могучее оружие против Трампа, в чем скорее всего один из планов Путина и заключался. Так что антироссийские санкции в итоге стали вопросом предвыборной американской политики, что для России абсолютно фатально.

Но Путин считает, что его нельзя загнать в угол, а эти вопросы, по всей видимости, решает именно он. Как мы знаем, даже ближайшие к нему люди вроде Тимченко не поддерживали историю с аннексией Крыма. Это было решением Владимира Владимировича и, может быть, какой-то группы ближайших к нему силовиков, то есть какие-то бумажки он получал от Шойгу, Бортникова и так далее. Он так устроен, что любое собственное действие воспринимает как нечто закономерное и справедливое, а любую реакцию на это действие называет агрессией. Это агрессоры, считающие себя жертвами. Собственно в этом они очень похожи на исламистов – с таким тяжелым психологическим настроем очень тяжело о чем-то договариваться.

Пока повода для компромисса нет, и сам Владимир Путин, видимо считает, что, во-первых, лично ему ничего не грозит, а, во-вторых, эта непрерывная истерия по поводу России в кольце врагов в условиях обнищания только будет способствовать поддержанию его рейтинга. Судя по всему, Кремль ставит на то, что чем хуже будет жить Россия, тем популярнее будет президент, как это было с Робертом Мугабе в Зимбабве. Они надеются, что бедного человека, который пытается объяснить, почему ему живется плохо, устроит простое объяснение о вставании с колен и окружающих врагах. Заинтересованности в том, чтобы Россия жила лучше, нет. Зачем? Проще объяснить все тем, что её ненавидят.
 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »