Published On: Fri, Aug 17th, 2018

Юлия Латынина: Россия и курс рубля стали заложниками международного хулиганства Путина

iuliia-latynina

Юлия Латынина. Журналист, писатель, колумнист.

English version

Думаю, что судьба рубля будет в значительной степени зависеть от законопроекта, подготовленного демократами и республиканцами, в котором говорится об аресте долларовых корсчетов ряда российских банков – в частности, Сбербанка.

Эта строчка в законопроекте – и есть самый главный фактор, который сейчас обрушивает курс рубля. Другие же санкции – в частности, те, которые Госдепартамент объявил в связи с отравлением Скрипалей – носят менее существенный характер. Так как в России люди хранят сбережения именно в долларах, а не в евро или рублях, они в первую очередь испугались того, что эти долларовые деньги, которые у них лежат, например, в Сбербанке, будут просто-напросто заморожены.

И, естественно, если корсчета перестанут работать, это побудит российское правительство что-нибудь предпринять – вроде того, что мы теперь вам выдадим эти деньги обратно по курсу один доллар/один рубль. Конечно, это будет для людей абсолютной катастрофой.

Законопроект, о котором идет речь, на самом деле еще даже не внесен в Конгресс и не висит на официальном сайте Конгресса. Но слухи о нем ходят, о нем написала газета Коммерсант, и это, собственно говоря, и обрушило рубль в прошлую среду.

Дальнейшее развитие событий зависит от того, появится ли этот документ в таком виде, в каком его сейчас обсуждают, и примут ли его большинством голосов. Если требование заблокировать счета из него исчезнет, или если он отлежится как-нибудь, и все само собой устаканится, то рубль должен потихоньку прийти в более пристойное состояние. Ведь похожая ситуация, и тоже в связи с санкциями, уже была. Никаких более или менее объективных предпосылок для того, чтобы доллар стоил 68 и более рублей, а не, скажем, 62-64, нет.

Но в том-то и дело, что в современной России объективные предпосылки не работают.

Мы вступили в эпоху, когда цена рубля определяется не только ценой нефти, как это было в предыдущие 15-16 лет правления Владимира Путина, а как раз его внешнеполитическими авантюрами и реакцией на них. Именно поэтому, если санкции будут продолжаться, то рубль, естественно, не опустится, а только будет дальше подниматься по отношению к доллару.

Иными словами, Россия и курс рубля стали заложниками международного хулиганства Путина, которое в течение долгого времени оставалось безнаказанным.

Ведь все уже забыли об избиении польских дипломатов в Москве и беспорядках из-за переноса «бронзового солдата» в Таллине, которые совершенно спокойно спустили на тормозах. То же самое отравление Литвиненко не повлекло за собой никаких санкций против России, и господин Луговой теперь победно заседает в российском парламенте. Прокатили и российско-грузинскую войну, после которой тогдашний президент США Обама объявил «перезагрузку» отношений с Россией.

Поэтому в Москве долгое время царила эйфория – мол, мы гадим у них в саду, а они – ничего. Конечно, Запад находился в очень тяжелом положении, потому что на выходки хулигана всегда очень тяжело реагировать.

Ты знаешь, как обращаться с нормальным соседом. Ты знаешь, как обращаться с соседом, который оказался убийцей или грабителем – рассказываешь о нем полиции.

Но что делать с соседом, который гадит – мучает вашу кошку, вспорол живот вашей собаке, перебрасывает через забор на ваш участок мусор? Хорошей стратегии в этом случае нет, ведь проблема заключается не в вас, а в соседе. Если вы закрываете глаза на переброшенный через забор мусор, то сосед от этого пьянеет, и всякий компромисс считает поводом для нового наступления. А если вызываете полицию, то сосед искренне обижается – значит, ты, такой-сякой, меня не любишь – и делает еще большую гадость.

Запад в течение долгого времени прибегал в отношении Путина к первой стратегии – считал, что с Россией нужно договариваться, закрывать глаза на то, что она делает, потому что после российско-грузинской войны все равно в Европе ничего без нее вроде как решить нельзя.

А сейчас Запад все больше прибегает ко второй стратегии – и, как я понимаю, Кремль находится в искреннем недоумении, так как они не понимают, что случилось. Ведь они такое делали всегда, а теперь им за это прилетает обратка. И ответа, почему это случилось, два.

Один заключается в том, что если горшок повадился по воду ходить, то он рано или поздно разобьется. Международное хулиганство как наркотик для них – им надо все время увеличивать дозу. И они слишком увеличили дозу.

А второе трагичное для Кремля обстоятельство заключается в том, что российское международное хулиганство стало внутренней темой американской политики. Более того, оно стало важной предвыборной темой. А в Америке все определяется выборами в той же степени, как в России все определяется воровством.

Теперь сложилась ситуация, в которой Россия как фактор больше не существует сама по себе. Теперь демократы будут шпынять Россией Трампа, а из-за этого республиканцам, которые итак всегда были более суровыми к России, чем демократы, в свою очередь нужно будет проявлять жесткость, чтобы показать, что нет никакого сговора.

В результате эта ситуация устраивает все стороны, кроме России. А при всем моем презрении к политике Кремля, я все-таки думаю, что Россия – не самый страшный фактор сейчас на международной арене. Скажем, исламизм – гораздо серьезнее, и с ним в разы сложнее бороться. Но именно потому, что с Россией бороться легче, с ней будет бороться особенно приятно.

Так что, благодаря действиям Кремля, мы оказались в удивительном положении, став страной, которую можно спокойно критиковать, и с которой можно спокойно бороться, не рискуя создать ни малейших проблем.

Потому что если, например, вы пикнете что-нибудь против женщин, похожих на почтовые ящики, как это сделал Борис Джонсон, то рискуете получить сдачу от своей собственной партии. А если начнете поливать Путина, то абсолютно ни от кого сдачу не получите, кроме, пожалуй, телекомпании RT (бывшая Russia Today), которая при том вряд ли пользуется настоящим влиянием. 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »