Published On: Mon, Apr 18th, 2016

Татьяна Винсент: По ту сторону самого себя

Человечество во все времена проявляло живой интерес ко всему, что связано с мертвыми (простите за каламбур). Интерес этот вполне оправдан, принимая во внимание, что, во-первых, все там будем, а во-вторых, только вера в жизнь после смерти помогает многим пережить потерю близких.

В России проживает огромная армия «бабушек», которые готовы оказать одуревшему от горя человеку широкий спектр услуг: от психоанализа до установки прямого контакта с умершим посредством выхода в открытый астрал. Но интерес к спиритуализму, оказывается, далеко не ограничен границами российской федерации.

Потеряв на Родине много лет назад близкого человека, я, каюсь, перепробовала все имеющиеся в наличии способы соединиться с ним «в астрале». Чтение Библии и медитация требовали неспешной подготовки, а тоска держала за горло и не давала продохнуть. Знакомые дали адрес «ясновидящей». Та, не медля уложив меня под болгарскую полированную стенку, начала бормотать молитвы и катать по телу хлебный мякиш. Было щекотно и страшновато. Мякиш надлежало в тот же день скормить собакам, а мне прописали не менее двадцати сеансов по причине кошмарного сглаза и проклятия, посланного каким-то маниакальным пра-прародителем по всем линиям рода. 100 рублей за сеанс, хорошие по тем временам деньги, «бабушка» небрежно убрала в стенку, под журнал «Знание – сила». Контакт с умершим откладывался. Мне оставались только сны. «Знающие» люди расшифровывали самые бессмысленные из них как четкие сигналы с того света, но они, как правило, сводились к необходимости «поставить свечку» или «подать».

po tu storonu samogo sebya

Недавно, уже в Англии, мне попалась на глаза книга Джастин Пикарди “If the Spirit Moves You”. В ней писательница, в недавнем прошлом редактор “Observer Magazine”, подробно описывает свои попытки войти в контакт с умершей от рака, горячо любимой младшей сестрой. Оказывается, времена кофейной гущи и столоверчения на Западе давно прошли. Здесь это дело давно поставлено на профессиональную основу, подкрепленную мощным научно-техническим потенциалом. По обе стороны океана существует огромное количество обществ, специализирующихся на спиритуализме и ясновидении.

Джастин, в частности, описала свой опыт с EVP – electronic voice phenomenon – записи голоса умершего с помощью обыкновенного  записывающего устройства. Для чистоты эксперимента требовалось выполнение ряда условий: диктофон с микрофоном, новая кассета, тишина и, самое главное, позитивный, «любящий» настрой. Голоса духов рекомендовалось записывать после заката в полнолуние, желательно во время грозы (никакой мистики, только природное электричество и магнетизм). У меня, как и у Джастин, ничего не вышло, хотя в интернете можно прочитать немало волнующей информации на этот счет.

Не менее интригующим в книге было описание телефонных разговоров автора с самым знаменитым медиумом Великобритании Ритой Роджерс. Рита пользует многих знаменитостей и членов королевской семьи, даже принцесса Диана вынуждена была вооружиться высокой протекцией, чтобы стать ее клиентом. Согласно Рите, незадолго до гибели Диана с женихом Додди прилетали на вертолете за консультацией, и она пыталась предостеречь их от незнакомых водителей, тоннелей и Франции. Осведомленность медиума об именах и событиях в жизни Джастин впечатляла, но мне нечего было и думать, чтобы самой подобраться к подобному светилу.

Зато мне удалось записаться на прием к другой знаменитости, упомянутой в книге, – Артуру Молинари, ведущему медиуму The College of Psychic Studies (рискну перевести как Институт экстрасенсов) в Лондоне. Встреча с Артуром стоила мне 70 фунтов – деньги, разумеется,  вперед – и трех месяцев ожидания. Институт находится в самом сердце Лондона, за углом от The Natural History Museum. Все было как в книге. Ничем не примечательное здание XIX века снаружи, свечи,  корешки старинных фолиантов на reception.

Мне предложили купить кассету для записи беседы и доверительным тоном сообщили, что Артур уже ждет. Великий экстрасенс встретил меня у дверей кабинета на втором этаже. Усевшись в удобное кресло с подушечками и  высокой спинкой, я приготовилась к Чуду. Сразу хочу сказать, чуда не произошло. Молинари начал со спектрального анализа моей ауры, которая переливалась перед его наметанным глазам всеми цветами радуги. Слава Богу, ничего угрожающего он там не углядел, за исключением некоего «груза вины и забот» подмышкой, но тут же заметил, что подобный груз тащит почти каждый. Дальнейшее напоминало детскую игру в морской бой. Были недолеты, перелеты и прямые попадания.

–  Вы играете на пианино? Я вижу пианино.

–  Да! Мы как раз собираемся его купить, буквально вчера выбрали.

– Америка и Польша как-то влияют на вашу жизнь.

– Не-ет, ничего такого…

– Кто-то рядом с вами говорит по-французски.

– Да! Мой муж учит язык.

– У вас трое детей.

– Не-ет, только двое…

Экстрасенс явно заскучал. Я попыталась сдвинуть беседу в интересующее меня русло. Что он думает о жизни после смерти? Действительно ли он может войти с умершими в контакт и даже передать сообщение? Молинари вздохнул с облегчением. Это была его тема. Они уже здесь, мои покойники, сказал он, в этой комнате. Они счастливы и хотят, чтобы я перестала уже терзаться и была счастлива тоже. Нет рая, нет ада. Ад – это и есть наша земная жизнь, страдания (чувство вины, например, – взгляд в область моей подмышки) и искушения плоти. Смерть – освобождение, переход к чистому, стопроцентному счастью. И что же, и злодеи тоже счастливы? Да! Потому что злодейство, как и все прочие свойства человека, формируются здесь, на Земле, исключительно для выживания плоти.

– Ничего не бойся. – Говорит Молинари. – Когда боишься – притягиваешь несчастье. Все предопределено. Я, например, точно знал, когда умрут мои родители, день и час. И не боялся. Что я мог сделать? Я знаю день, когда я сам умру, но не знаю года. Каждый год в этот день я делаю вдох, а потом – выдох. Проехали. Какой смысл бояться? Look, ни в одной религии смерть не является пугалом, напротив – это всегда избавление.

– Откуда вы все это знаете?

–   Я слушаю себя. Надо учиться слушать себя изнутри. Лучшее время для этого – последние несколько минут перед сном. Нет, сны – это тоже твое бессознательное, но они почти всегда искажены вторжением сознательного. Слушай и люби себя. Люди тратят жизнь на разные глупые условности. В моей стране, например (Молинари родился в Испании), если ты ешь мясо в пятницу, ты грешишь. А если ты заплатишь  священнику штраф – уже не грешишь. Каково?

– Но нельзя же совсем без правил..

– Моя философия – делай, что можешь, для близких, но не давай никому устанавливать для тебя правила. Ты ведь, когда подаешь бедным милостыню, не обязана с ними дружить? Так и во всем. Не давай людям использовать себя. Будь собой и ничего не бойся. Если б ты знала, сколько знаменитостей сидело в этом кресле! И у всех те же проблемы. Порой смотришь телевизор, этот на гору карабкается, тот – в бездну проваливается, и все это – чтоб обрести мир в душе. А ведь чтоб встретиться с самим собой, никакая бездна не нужна.

–   А они, умершие? Они всегда  вокруг нас, постоянно? Как в «Big Brother»?

–   Они появляются, когда тебе нужна их помощь, когда  у тебя проблемы. У них есть сила предоставить тебе выбор, у тебя – возможность правильно им воспользоваться.

Я уходила от Артура Молинари со смешанным чувством разочарования и облегчения. Может, и правда, не нужно карабкаться на гору, когда прижмет, сыпля камни на головы ближним, а достаточно сделать вдох и – выдох. И жить дальше.

 

Цикл лекций Татьяны Винсент

Жанр: Психология

Первая лекция: «Гордыня – обратная сторона страха»
Когда — 13 мая, 7pm – 8.30pm
Где: Adam House
7-10 Adam Street
London
WC2N 6AA

Найти на карте:

Подробнее о лекции и билеты >>>

 

 

 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »