Published On: Fri, Mar 10th, 2017

Они не знают, с кем имеют дело: Россия, США, Запад, мир глазами Владимира Познера

3 февраля в Darwin Lecture Theatre, UCL состоялась встреча с Владимиром Познером. Тема разговора была злободневная – отношения России и Запада. Во время своей прямой речи журналист подчеркнул, что только излагает аудитории факты. Но, как известно, очень многое зависит от подачи и интерпретации. Какими же видит историческую динамику отношений между СССР и США, Россией и Западом известный советский, российский и американский журналист?

Выступление Владимира Познера действительно не было похоже на лекцию. Он постоянно перескакивал с одной темы на другую, но при этом изложил достаточно стройную и хорошо продуманную интерпретацию фактов и событий.

pozner_online

pozneronline.ru

Он начал свой часовой монолог с краткого рассказа о себе и подчеркнул, что никого здесь не представляет, кроме самого себя, не принадлежит ни к какой партии и не хотел бы этого. “У меня три гражданства – французское, американское и российское, и это делает меня гражданином мира”, подчеркнул он, иронично заметив, что британский премьер-министр Тереза Мэй – не большой поклонник такого космополитизма.

После этого он, не теряя времени, приступил к анализу российско-западных отношений. И начал его (выбор, конечно, не случаен) с того, что подробно, смакуя каждую деталь, изложил “малоизвестную” историю о том, как ошибка компьютерной системы в 1979 году чуть не привела к ядерной конфронтации между СССР и США (из-за “ложной тревоги” Командование воздушно-космической обороны Северной Америки, NORAD известило тогдашнего советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского сначала о 250, а потом и 2,200 советских баллистических ракетах, которые якобы направлялись в сторону США).

“Расследование впоследствии показало, что ошибочное предупреждение было сгенерировано дефективным компьютерным чипом в устройстве связи. Этот чип стоил 46 центов. Так дела обстоят до сих пор. Это может быть спровоцировано любыми вещами, любыми причинами, птицами, чипами, недоразумениями, чем хотите. И мы были на этом распутье уже много десятков лет. В истории наших отношений были взлёты и падения, но опасность ядерной конфронтации всегда существовала. И скорее всего будет существовать в течение вашей жизни, если не будет ядерной войны. Потому что если она будет, то у вас не будет жизни”, сказал он.

Тем не менее, продолжил Познер, в какой-то момент появилась надежда, что после всех кризисов и конфронтаций, таких как, например, Карибский кризис, страны, наконец, придут к взаимопониманию – “если не к дружбе, то определённо к сотрудничеству”. Особенно эти настроения носились в воздухе в горбачевские годы “перестройки” и “гласности”, сказал он.

Что же пошло не так?

Познер отвечает на этот вопрос, рассматривая всё исключительно через призму советско-, а потом и российско-американских отношений. По его мнению, коллективный “Запад”, включая Великобританию, “по сути танцевал под американскую дудку” и, очевидно, продолжает это делать и сейчас.

“Запад – и когда я говорю “Запад”, я на самом деле имею в виду Соединённые Штаты, потому что, на мой взгляд, не существует западной политики в отношении России, и не было никакой западной политики в отношении Советского Союза, а была американская политика”, сказал он.

Когда СССР перестал существовать, перед этим условным “Западом”, который для Познера представлен исключительно Америкой, встал вопрос – что же делать с Россией? И, по словам журналиста, у людей, которые принимали решения, были два пути. Первый – сделать так, чтобы Россия уверенно шла по демократическому пути, развивалась, стала благополучной страной, и призрак коммунистической идеологии был прогнан раз и навсегда. Второй – “сказать: ‘смотрите, c Россией покончено. Это второсортная страна, это больше не тот влиятельный СССР прошлого. Давайте проследим, чтобы она такой и осталась. Чтобы она уже не встала. И давайте убедимся, что уже никогда не появится страна, которая может угрожать и противостоять США'”.

По словам Познера, “Запад” в лице США выбрал второй вариант и придерживался соответствующей политики в отношении России в ельцинские времена: “Россия не имеет значения, российская точка зрения не имеет значения, они проиграли Холодную войну. Так что просто заставим их заткнуться”.

Но они не понимали Россию (what Russia is about), сказал он. После этого заключения журналист неожиданно совершил экскурс в российскую историю, объясняя аудитории, что в России никогда не было демократии, но сами россияне в силу разнообразных причин стали считать себя “избранными Богом для особой миссии, какой бы она ни была” и не любят, когда на них “смотрят свысока”. При этом Познер подчеркнул, что в этом как раз и состоит единственное сходство между Россией и США – оба народа считают, что у них есть особая миссия и они “избраны Богом”.

“Это то чувство, что мы не такие, как все остальные. У нас есть особая миссия. Мы избраны Богом. Видели долларовую купюру? Там написано “In God We Trust”. Это на долларовой купюре! Не думаю, что это Христу бы особо понравилось. И этим они [американцы] похожи на русских”.

В изложении Познера конфронтация двух “богоизбранных” народов неизбежна и исторически обусловлена. В этом даже есть что-то мистическое. И России не нужно было долго дожидаться первой “большой пощёчины” от США-Запада. Ею, в представлении журналиста, являются бомбардировки Югославии силами НАТО.

“Помните бомбардировки Югославии? Решение принимал не ООН, а НАТО. Ельцин буквально умолял США не делать этого… Это была первая реальная демонстрация Западом (я говорю “Запад”, потому что Запад и США – одно и то же), что нам всё равно, что вам нравится и не нравится”.

При этом Познер полностью обходит молчанием саму суть конфликта – захлестнувшую Югославию волну сербского национализма и политику Слободана Милошевича, которые привели к кровавым событиям в Боснии, а затем и к кризису в Косове (напомним, что поводом к бомбардировкам стало массовое убийство в косовском селе Рачак). Несмотря на то, что многие аналитики до сих пор расходятся в оценке этих событий, игнорировать их, выдвигая на первый план исключительно взаимные интересы России и США, представляется по меньшей мере странным (любопытную дискуссию по поводу событий в Косово и бомбардировок НАТО вы можете прочитать здесь).

Но Познер делает особый акцент именно на том факте, что бомбардировки были осуществлены без мандата ООН, и видит в этих событиях “демонстрацию того, как должен работать мир” – “без России” или с Россией на заднем плане.

И в этот момент приходит время для очередного экскурса в историю. Вспоминая советское прошлое, Познер говорит аудитории, что, несмотря на пропаганду, обычные советские граждане вовсе не были антиамериканистами и даже в каком-то смысле симпатизировали США, слушая “иностранные голоса”.

Но то было в советские времена, говорит Познер, цитируя результаты опроса Левада-Центра, проведенного несколько лет назад, согласно которому подавляющее большинство россиян негативно относятся к США. Причину этого журналист видит в “ощущении унижения, неуважения, чувства, что большой парень смотрит сверху. Большой парень – США”.

После прихода к власти Владимир Путин пытался наладить хорошие отношения с Америкой, говорит Познер, ссылаясь на официальные факты: “…Так что мы хотим присоединиться к НАТО. А они отвечают: забудьте. Мы вас не хотим. Тогда мы хотим присоединиться к ЕС. Они говорят: нет, нет, вы слишком большие. И в конце концов Путин решил, что Запад не заинтересован в улучшении отношений с Россией”. Более того, утверждает журналист, президент РФ пришел к выводу, что “Запад заинтересован в слабой России, в том, чтобы она распалась на маленькие части”.

При этом Познер подчеркивает, что сам не испытывает особой симпатии к Путину (он “не моя чашка чая”), но лишь констатирует факты.

В чем заключаются эти факты?

Хотя из-за санкций жизнь “стала более сложной”, экономические тяготы не имеют для россиян особого значения, уверяет Познер, так как они испытывают “чувства гордости, возвращения, того, что мы можем вам не нравиться, но вам лучше нас учитывать”. Даже причины подъема православной церкви и националистических настроений в России журналист объясняет отношением Запада к России на протяжении её недавней истории.

Он постепенно, поэтапно подводит свою аудиторию к теме аннексии Крыма, сначала напоминая ей о неком устном обещании, которое якобы было когда-то дано Михаилу Горбачёву госсекретарем США. По словам Познера, американцы пообещали, что “если вы снесёте берлинскую стену, позволите Германии воссоединиться, то НАТО больше не продвинется ни на миллиметр на восток”. При этом, уверяет журналист, Горбачёв лично рассказывал ему об этом, и не один раз. Жаль, что не заключили соглашение, иронизирует Познер (ведь, как вы понимаете, в будущем НАТО нарушит “данное обещание”).

Но ведь разница между соглашением и устным обещанием и заключается в том, что соглашение записано на бумаге и является историческим документом, подлинность которого можно проверить. Например, в 1990 году между министрами иностранных дел обеих Германий, США, СССР, Великобританией и Францией действительно было подписано соглашение, затрагивающее НАТО, но ни о каких гарантиях, касающихся “продвижения на восток” там речи не шло. Более того, в одном из интервью сам Горбачёв подтвердил, что тема расширения НАТО тогда не поднималась. И как показало несколько аналитиков, СССР всегда поднимал вопрос о расширении НАТО исключительно в контексте бывшей ГДР (Германской Демократической Республики).

И, тем не менее, в изложении Познера дальнейшее расширение НАТО в 90-х годах, когда к блоку присоединился ряд стран, включая две прибалтийские страны с общей границей с Россией, выглядит как провокация. А как бы повели себя США на месте России, если бы у них на границе появилась какая-нибудь Организация Варшавского договора? – спрашивает журналист у аудитории.

В этот момент Познер и обращается к злободневной теме Крыма. По его мнению, Крым – это “подарок” Хрущева, который мог быть преподнесён любой советской республике, даже Узбекистану. Но украинский Крым после распада СССР вполне устраивал Россию, “пока Украина не решила пойти на Запад”. Вот тогда России в лице Владимира Путина и пришлось сказать Западу “нет”, чтобы “не позволить  НАТО быть на наших границах”. При этом Познер провёл странное сравнение этой ситуации с Карибским кризисом, когда США разместило ракеты средней дальности в Турции, а СССР ответил на это размещением военных частей и подразделений на острове Куба. Разве “решение пойти на Запад” можно поставить на одну доску с фактом размещения ракет и военных частей на территории какой-либо страны?

В интерпретации Познера Россия имеет свои “законные интересы” и хочет, чтобы Запад это уважал. Речь идёт об интересах не только в Украине, но и в Сирии, где теперь основными игроками являются Россия, Турция и Иран, в то время как США уже вроде как “не при делах”. Хотя даже недавние сводки новостей опровергают это утверждение.

Лишь уже ближе к концу своего выступления Познер начинает говорить о новом президенте США Дональде Трампе, но, лишь мимоходом заметив, что прогнозы в этом случае делать практически нет смысла, неожиданно переходит к теме журналистики в широком смысле этого слова.

“Почему мы верим нашим СМИ? Когда я наблюдаю за тем, что сейчас происходит…. Мне кажется, что сейчас журналистики больше не существует. Есть несколько журналистов. Но сама профессия стала профессиональной пропагандой – ты “за” или “против”. Как насчет объективности? Как насчет взвешенности? СМИ нас пугают”. Страх – опасная вещь, и на нем нельзя строить свою политику, говорит Познер, имея в виду… “демонизацию” Владимира Путина.

В подтверждение своего тезиса он приводит довольно длинную цитату военного деятеля нацистской Германии Германа Геринга, в которой тот говорит, что фактически лидеры любой страны, будь то диктатура или демократия, могут привести свой народ к войне.

“Думаю, он знал, о чём говорил. Мы сейчас на серьезном распутье”, сказал Познер, далее говоря аудитории, что “наши политики нами манипулируют, наши СМИ нами манипулируют”, и призывая “быть гражданами в лучшем смысле этого слова” и “понять, что на нас лежит ответственность друг перед другом, перед нашими странами и миром”.

Так и не раскрыв, в чём же заключается эта ответственность, журналист снова заговорил о России, признав, что она не является демократией и все еще находится на стадии развития. Тем не менее, любые перемены требуют времени, и их невозможно “навязать”, подчеркнул он. После чего Познер призвал “людей, которые принимают решения” на Западе (“лидеры стран, которые определяют политику” из цитаты Геринга?) “разобраться в ситуации” и проявить “терпение и понимание”.

“Санкции были введены, потому что какой-то гениальный человек решил: ну, это сделает жизнь сложнее для русских, и они поднимутся против Путина. И это люди, которые принимают решения. Они не знают, с кем имеют дело”, заключил он.

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Экспертные статьи


Translate »