Маша Слоним: История с расследованием отравления Скрипалей читается как шпионский триллер

Маша Слоним. Журналист, писатель, колумнист

English version

Шесть месяцев тщательной работы 250-и человек, 11.000 часов записей с камер наблюдения…

“Highly likely”, выражение, которое так веселило представительницу МИДа РФ, и “beyond reasonable doubt” ”с большой вероятностью” и “без сомнений в разумных пределах” (юридический термин, обычно означающий, что обвинение уверено в своих доводах – так английские власти сразу же после отравления выразили свою уверенность в том, что Сергей и Юлия Скрипаль были отравлены российскими агентами), теперь звучат как “almost certainly”. То есть –  “почти наверняка”. Английский язык точен и сдержан, как и английские политики, которые пользуются им в Парламенте.

Тереза Мэй в своем выступлении в Парламенте, объявляя, что Королевская прокуратура собрала достаточно доказательств, чтобы предъявить обвинение в покушении на убийство двум российским гражданам, не назвала Путина в качестве заказчика, сказав лишь, что решение об отравлении Скрипалей было принято на самом высоком уровне. Понятно, что это за уровень. Министр по делам безопасности Великобритании на следующий день подтвердил, что за химической атакой стояло именно российское государство.

Паспорта, как и фамилии агентов ГРУ Петрова и Боширова, скорее всего подложные. А как иначе? Могли агенты ГРУ несколько лет разъезжать по Европе, в том числе и посещать Великобританию, по настоящим паспортам?  Известно, что, например, заграничные поездки сотрудников ФСБ регламентированы Приказом №179 от 17.04.12, который предусматривает наложение ограничений на выезд за рубеж до истечения срока действия контракта.

“Служащий может получить разрешение руководства на выезд за границу только имея вескую причину, например, необходимость прохождения курса лечения или болезнь близких людей.

Помимо болезни, поводом для подачи прошения может быть:

решение вопросов наследства;
посещение захоронений близких родственников;
вопросы отчуждения имущества, зарегистрированного за пределами РФ;
посещение родственников, проживающих за рубежом”.

Интересно, кто из родственников Петрова-Боширова приболел в марте этого года в Англии?

Тереза Мэй не стала называть Путина по имени в своём парламентском выступлении, сказав лишь, что за покушением стоит российское государство, зато председатель парламентского комитета по иностранных делам Том Тагендат сказал, что у него нет никаких сомнений, что Путин несет ответственность за “действия военного типа на наших улицах”.

И в марте, когда произошло покушение на Скрипалей, и в июле, когда от отравления “новичком” умерла жительница Солсбери Дон Стержесс, случайная жертва, подушившаяся подобранными “духами”, а ее бойфренд Чарлз Роули серьезно пострадал, англичане были поражены и возмущены наглостью агентов и ГРУ, организовавшего по существу химическую атаку в мирном английском городе.

Судя по обнародованной сейчас информации и видео с уличных камер видеонаблюдения, агенты ГРУ хоть и действовали оперативно, но особенно не скрывали своих передвижений. Имея на руках обратные билеты, даже подстраховавшись и купив на всякий случай билеты на два рейса, на 4 и 5 марта, как стало известно из публикации газеты Фонтанка, они были уверены, что успеют уйти до обнаружения жертв в Солсбери. И действительно ушли. Улетели на рейсе Аэрофлота из Хитроу вечером 4 марта, в день покушения.

Источники в британской разведке рассказали газете Таймс, что “ГРУ становится все наглее и самоувереннее. Агентство уже не утруждает себя серьезными опровержениями, отрицая свою причастность, даже если им предъявляют неопровержимые доказательства.”

Журналистам удалось ознакомиться с отчетом спецслужб, которые собрали данные об операциях ГРУ, в том числе о покушениях и ракетных ударах, начиная с 2004 года. Из отчета видно, что около половины из 26-и самых серьезных операций в мире случились между январем прошлого года и сегодняшним днём.

Между тем Англия превратилась в столицу политических убийств.

Самым известным убийством было, конечно, отравление полонием в Лондоне бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко в 2006 году.  Несколько лет спустя, не дождавшись слушания в суде, вдова Литвиненко Марина и его друг Александр Гольдфарб добились проведения Общественных слушаний, полноценной процедуры с определением виновных. Судья, который вел расследование, пришел к выводу, что Путин лично отдал приказ отравить своего бывшего коллегу.

Интересно, говоря о вине президента Путина, судья использовал то же самое юридическое  выражение: “beyond reasonable doubt”. Настоящего суда над убийцами Литвиненко так и не было. Россия, как известно, не выдает своих граждан, а к тому же Андрей Луговой – тот, кого британские власти считают убийцей, вскоре стал депутатом Думы. Неприкасаемый.

Александр Литвиненко был не единственной жертвой российских спецслужб. Согласно расследованию BuzzFeed News, в Великобритании и США при загадочных обстоятельствах погибли как минимум 14 российских или бывших российских граждан. Их убийцам удалось скрыться, и они остались не засвеченными.

На этот раз Великобритания даже не требует выдачи двух засвеченных агентов, зная, что такие требования наткнутся на отказ. Но дело возбуждено, Петров и Боширов (или те, кто скрывается под этими именами) объявлены в розыск.

Что еще может предпринять Великобритания?

Она уже выслала рекордное число российских дипломатов сразу же после покушения на Скрипалей, сильно осложнив работу посольства и агентов, работавших под прикрытием посольства. Великобританию тогда поддержали США и страны Европейского Союза, выслав десятки российских дипломатов из своих стран.

На этот раз премьер-министр Великобритании обещала использовать полный набор инструментов секретных служб против ГРУ. Директор GCHQ – Центра правительственной связи, спецслужбы Великобритании, ответственной за ведение радиоэлектронной разведки и обеспечение защиты информации органов правительства и армии, подтвердил, что британские разведчики готовы противостоять российской угрозе.

Как и положено разведчику, Джереми Флеминг не рапространялся о методах, которые будет применять его ведомство, но газете Таймс стало известно, что почти наверняка среди мер, о которых говорила Тереза Мэй, рассматриваются элементы кибервойн. Эти операции будут направлены на то, чтобы помешать обмену шифровками и предотвратить доступ к финансам. Это касается групп, сотрудничающих с российской разведкой, и в частности тех, кто является связующим звеном между разведкой, российским криминалитетом и Кремлем.

Британский представитель в ООН выступила перед членами Совбеза и сказала, что Россия “существует в параллельной реальности, где нормальные правила международных отношений перевернуты с ног на голову”.

Великобританию поддержали Испания, Франция, Германия и Канада.

Вполне вероятно, что прижмут и близких к Путину олигархов, скрывающих свои богатства в Лондоне. Такие требования, впрочем, звучат уже давно.

Эта история читается как шпионский триллер, но, увы, всё это происходит буквально на наших глазах.

Интересно, что обо всём этом думает мэтр этого жанра, великий Джон Ле Карре? Ведь в его романе “Люди Смайли” (“Smiley’s People”), вышедшем в 1979 году, что-то похожее происходит с генералом Владимиром, эмигрантом из Советского Союза в Лондоне. Методы несколько другие, но смысл всё тот же: покушение и убийство руками агентов советских/российских спецслужб средь бела дня в мирном английском городе.

В ближайшее время мы, наверное, узнаем еще много интересного, в частности: где находился флакон с остатками нервно-паралитического вещества между мартом, когда агенты нанесли его на дверную ручку дома Сергея Скрипаля, и концом июня, когда его подобрал Чарлз Роули?

Ответа на этот вопрос у полиции пока нет, но зато, как сообщили источники в спецслужбах, теперь известно, что во флаконе содержалось чистое, неразбавленное нервно-паралитическое вещество “новичок” в количестве, которое могло убить 4.000 человек. 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »