Маша Слоним: “Глупый сезон” в британской политике в этом году выдался интересным

Маша Слоним. Журналист, писатель, колумнист

English version

Когда-то, в более спокойные времена, август в Великобритании называли “silly season”, “глупый сезон”. Новости в августе в основном были дурацкие, журналисты их высасывали из пальца: где-то в графстве Дарем родился теленок о двух головах, кто-то из знаменитостей женился, кто-то развелся. А о чем еще писать? Парламент на каникулах, политическая жизнь замирает. Так было. Не то сейчас.

Этот август насыщен политическими событиями и драмами, как никогда. Консервативное правительство завязло в Брекзит, лейбористы, которые, казалось бы, могли вырваться вперед и обойти консерваторов по популярности, погрязли в своих проблемах.

Ни то, ни другое не стало неожиданностью – статья 50, старт выхода из ЕС должна быть активирована в конце марта будущего года, осталось чуть больше полугода, а конь не валялся. Мучительно идет выработка соглашения по условиям выхода Великобритании. Ведь до Великобритании никто из Европейского Союза еще не выходил, а первопроходцами быть трудно.

Правительство Мэй должно не только выработать соглашение, приемлемое для остальных 27 стран ЕС, но и провести его каким-то образом через Парламент, где у консерваторов очень зыбкое большинство. Вообще, складывается впечатление, что никто особо не задумывался, как будет осуществляться этот самый Брекзит, когда вопрос о выходе был вынесен на Референдум два года назад. А, возможно, никто особенно в реальность Брекзита и не верил.

Сейчас выясняется, что всё совсем не так просто. По хорошему, надо договориться о таможенном контроле (сейчас для членов ЕС такой проблемы не существует, есть Таможенный Союз), о движении через границу людей и товаров, о праве граждан Великобритании на проживание и на работу в Европе, а европейцев – в Великобритании. Проблем много, но самая сложная, в политическом и в практическом плане – это вопрос границы между Северной Ирландией, которая, как известно находится в составе Великобритании, и Ирландской республикой, членом ЕС. Там все это время были особые пограничные и таможенные отношения, которые сложились после так называемых “ирландских беспорядков” в 1921 году. Северную Ирландию и Ирландскую республику сейчас разделяет “мягкая” граница, которая тянется на 310 миль (около 500 км). На протяжении этой границы существует больше 200 не патрулируемых пограничных переходов. Поскольку и Великобритания и Ирландская республика входят (пока) в Общий рынок, таможенного контроля на границе нет. Для перехода через границу паспорта у граждан обеих стран не требуются.

Чтобы представить себе, насколько сильна связь между Северной Ирландией и Ирландской Республикой, достаточно посмотреть на эти цифры: ежемесячно через границу проезжает около 177,000 грузовиков, 208,000 фургонов и около 2 миллионов автомобилей. Более того, около 30,000 человек ежедневно пересекают границу, отправляясь на работу и с работы! Можно себе представить, какой кошмар начнется на пограничных переходах и переправах, когда придется устанавливать там “жесткую” границу.

Против “жесткой” границы выступают все – и правительство Ирландской Республики, и правительство Великобритании, и даже представители ЕС. Это слишком щекотливый вопрос, учитывая сложную историю внутри ирландских отношений. Предложение ЕС, установить «настоящую» границу между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании вызывает возмущение британцев: “как так, устанавливать границу внутри Великобритании! Да ни за что”. И это понятно.

В условиях цейтнота, всё идет к тому, чтобы принять брошенный когда-то Мэй лозунг «No deal is better than a bad deal!”. «Лучше без сделки, чем с плохой сделкой». Но лучше ли?

От одной мысли о Брекзит, экономика Великобритании за два года после Референдума из самой быстро растущей экономики в мире среди ведущих стран превратилась в самую медленно растущую среди главных экономических стран мира.

В преддверии Брекзита бизнес приостановил инвестиции, уже наблюдается отток рабочей силы из Европы. Я слышала интервью с владельцами предприятий, зависящих от рабочей миграции. Они в панике. Зато сами европейцы, работавшие здесь, особенно не волнуются. Как-то на днях в пабе бариста из Румынии на мой сочувственный вопрос, как же он теперь будет жить, спокойно ответил: “А я работу везде найду, мне не страшно”. Зато некоторые бизнесы и службы Великобритании, такие, как здравоохранение, уже страдают от оттока иностранной рабочей силы из Европы и не знают, как они будут справляться после выхода Великобритании из ЕС.

А ужастики, которые рисуют сейчас, поистине ужасны. Огромные многодневные очереди из фур, грузовиков и автомобилей на границе, нехватка товаров, медикаментов и услуг, разорившиеся бизнесы.

Пока что удачной сделки не видно. Проект договора с ЕС, выработанный в правительстве, явно не устраивает не только ЕС, он даже повлек раскол в самом правительстве тори, которое в результате потеряло несколько министров, в том числе министра иностранных дел и министра по делам Брекзита, подавших в отставку из принципиальных соображений.

Терез Мэй воюет сейчас на два фронта. Даже на три. Она должна как-то удержать правительство и свою партию от раскола, добиться одобрения условий “Сделки” у Европейского Союза и провести этот договор через Парламент.

Бюрократы Европейского Союза явно мстят Великобритании и с трудом идут на компромиссы, им важно, чтобы другим членам ЕС было неповадно вот так уходить из Европейской структуры.

Добиться принятия Сделки в Парламенте тоже будет совсем нелегко – Терезе Мэй стоит только потерять поддержку 7-10 членов Парламента, как “Сделка” не наберет достаточно голосов. Это будет мощным поражением не только для премьер-министра, но и для ее правительства. Да и для страны, конечно, тоже.

Просить лейбористов о поддержке при голосовании? Неужели?

И тут мы плавно переходим к делам в лейбористской партии, которая в принципе могла бы сейчас воспользоваться смятением в консервативной партии и в правительстве.

Но у лидера лейбористов Джереми Корбина своя свадьба. Мало того, что в партии нет полного согласия по Брекзиту, Корбину еще приходится отбиваться от обвинений в антисемитизме, что тоже привело к разладу в партии. Кто-то из видных лейбористов уже покинул ряды партии, кто-то заявил, что не будет больше голосовать за лейбористов на следующих выборах.

Месяц назад сразу три ведущие еврейские газеты Великобритании при поддержке Совета представителей британских евреев, который существует еще со времен Короля Георга III, одновременно опубликовали редакционную статью, в которой прозвучало грозное предупреждение: “ в случае прихода к власти правительства Джереми Корбина, само существование британских евреев окажется в опасности”.

Что же произошло? Почему британские евреи забили тревогу?

Мне, прожившей в СССР и в России, знающей литературу на эту тему и немного историю антисемитизма, было странно слышать эти обвинения против лидера оппозиции Её Величества. У меня слово и понятие “антисемитизм” ассоциируется с ненавистью на животном погромном расовом уровне, с лозунгами типа: “Бей the Jews, спасай Британию!”. Но нет, здесь в понятие “антисемитизм” вкладывается несколько иной смысл.

Джереми Корбин уже много лет поддерживает Палестину и осуждает государство Израиль; Джереми Корбин хвалил Хамас и обнимался с его лидерами; Джереми Корбин в последние 30 лет присутствовал почти на всех митингах в защиту Палестины; Джереми Корбин возлагал венок (или, как он заявляет, присутствовал при возложении венка) на кладбище в Тунисе, где похоронены участники террористической группы “Черный сентябрь”, расстрелявшие команду Израиля на Олимпийских играх 1972 года; Джереми Корбин терпит рядом с собой антисемитов… Недавно в сети появилось видео, где Джереми Корбин, выступая на про-палестинском митинге сравнивает блокаду сектора Газа с осадой Сталинграда и блокадой Ленинграда.

Много еще чего предъявляют Джереми Корбину, а главное – что лейбористская партия так и не приняла общепринятое международное определение понятия “антисемитизм”, и руководство партии настаивает на не включении нескольких пунктов в это пространное определение. В нем дается 11 примеров того, что представляет собой проявление антисемитизма в публичной жизни. Вот два примера, с которыми лейбористская партия не хочет соглашаться: “Отрицание права евреев на самоопределение, заявления, что существование Израиля это проявление расизма”. “Сравнение современной политики Израиля с нацизмом”.

Как Джереми Корбину, принципиальному стороннику Палестины, принять эти пункты, непонятно. Это идет вразрез с его левацкими принципами и убеждениями. Антисемит? Да, по определению, принятому Европейским Парламентом, Сенатом США и 31 правительствами, в том числе и Великобританией, Джереми Корбин и некоторые его соратники по партии – антисемиты, пока партия не примет целиком международное определение антисемитизма.

Правда, я знаю евреев, граждан Израиля, людей левых взглядов, которые тоже сравнивают политику своей страны в отношении жителей Газы с нацизмом. Тоже антисемиты? Впрочем, они не возглавляют лейбористскую партию Великобритании.

Обвинения Корбина в антисемитизме – это не единственная проблема лидера лейбористов. Недовольство Корбиным внутри партии тлеет еще с 2015 года, когда левое крыло партии под его руководством победило в борьбе за власть. Сейчас обвинения в антисемитизме, невнятная позиция Корбина в отношении Брекзита оживили надежду недовольных на смену власти в партии.

Лейбористы и консерваторы по последним опросам идут ноздря в ноздрю, так что можно сказать, что страна раскололась пополам не только по вопросу о Брекзите, но и по политическим предпочтениям.

Референдум 2016 года расколол не только страну почти пополам, но и обе партии – правящую и оппозиционную.

И там и там назревает бунт в связи с предстоящей Сделкой или, что более вероятно, с ее отсутствием.

Движение за второй Референдум, на который должен быть поставлен вопрос об условиях Сделки с ЕС, включает представителей всех британских партий, в том числе и лейбористов, и консерваторов. Их аргумент: в первом Референдуме 2016 года по Брекзиту народ голосовал за “кота в мешке”, никто не знал, на каких условиях Великобритания выйдет из ЕС. Теперь, когда политики запутались, народ должен сам решать условия Сделки. Для этого и нужно объявить второй Референдум.

Движение так и называется “Глас народа”.

Надо сказать, что народ всё больше и больше высказывается за повторный Референдум. По последним опросам, почти половина опрошенных (48%)- за проведение Референдума и только 25% – против. Более того, среди тех, кто в 2016 году голосовал за выход из ЕС, более 30% хотят, чтобы был проведен второй Референдум, при том, что среди тех, кто голосовал за то, чтобы Великобритания оставалась в ЕС, целых две трети респондентов выступают за его проведение.

Самое интересное, что пропорции между теми, кто теперь хотел бы остаться в Европе и теми, кто продолжает желать выхода, за два года, прошедшие с того Референдума, кардинально изменились. Теперь 53% готовы голосовать за то, чтобы остаться, и только 47% – за выход. То есть, ровно обратные цифры по сравнению с Референдумом 2016 по Брекзиту. Это еще один сильный аргумент для сторонников движения, которые надеются, что “Глас народа” может остановить Брекзит. Правда, как мы знаем, накануне Референдума два года назад, опросы тоже показывали преимущество тех, кто собирался голосовать за то, чтобы страны оставалась в Европе.

Пока что руководство главных партий резко против “народного движения”, но это может только усугубить кризис и внутри этих партий, и внутри страны.

Я петицию о проведении второго Референдума подписала. Посмотрим. 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »