Маша Слоним: Брекзит смешал все карты в британском политическом казино

Маша Слоним. Журналист, писатель, колумнист

English version

Ни одна тема, касающаяся британской политики не обходится сейчас без жарких споров о Брекзите.

Если бы Брекзита не было, его стоило бы придумать, чтобы смешать все карты в политическом казино и вконец запутать избирателей.

Ни одна тема, касающаяся британской политики не обходится сейчас без жарких споров о Брекзите.

Премьер Дэвид Камерон, пытаясь решить свои проблемы в партии, запустил процесс по Брекзиту, как бы сдержав обещание предвыборного Манифеста консервативной партии. Но, назначив дату Референдума, сразу же после парламентских выборов, Камерон исчез с политического горизонта. Говорят, сейчас он пишет мемуары, а страна уже третий год пытается понять, что же произошло и что будет дальше.

Всего 4 процента разницы между теми, кто голосовал за выход из ЕС, и теми, кто против, а как эти 4 процента изменили весь политический ландшафт в стране. Референдум не только расколол страну, Брекзит внес смятение и в обеих главных партиях.

Водораздел прошел не по принципу “правые”/“левые”, а как-то криво и нечетко. По сей день согласия и среди консерваторов, и среди лейбористов так и нет.

Нельзя сказать, что руководители лейбористов и консерваторов как-то определенно настраивали своих избирателей перед голосованием в Референдуме.

Тереза Мэй, возглавившая консервативную партию после ухода Камерона, как известно, была против выхода из ЕС, но старалась тогда не выступать ни за, ни против, хотя среди видных членов ее партии были ярые сторонники Брекзита. Но были и противники. Сейчас, как премьер-министр, она считает, что должна исполнять волю большинства и бросила все силы на претворение Брекзита в жизнь.

Среди лейбористов было, вроде бы, больше сторонников Европы, но Корбин, который всегда был евро-скептиком, боялся открыто выступать на той или иной стороне, чтобы не спугнуть тех избирателей, которые были все же за то, чтобы Великобритания осталась в ЕС. Как выяснилось после голосования на Референдуме, большинство избирателей лейбористской партии высказались против выхода.

Сейчас, понимая это, Корбин продолжает делать двусмысленные заявления, но совершенно ясно, что в каком-то смысле ему и его партии на руку неразбериха вокруг переговоров Терезы Мэй по “сделке” выхода из ЕС.

“Чем хуже, тем лучше” – таков, пожалуй, негласный лозунг оппозиции. И это, как ни странно, сближает сильно полевевшую с приходом Корбина партию (один из его советников – Эндрю Мюррей совсем недавно покинул коммунистическую партию) с альт-правыми (альтернативными правыми), с Трампом и даже с Путиным. Альт-правые, как и Трамп – антиглобалисты и это, если и не объединяет, то роднит новых правых и старых левых. Во всяком случае у них в каком-то смысле общие интересы. Путин просто не хочет сильной Европы, России было выгодно решение Великобритании о выходе из ЕС, и она постаралась вмешаться и в Референдум.

Лидер лейбористов, конечно, играет в свою игру. Чем хуже, тем выше шансы на объявление внеочередных Парламентских выборов. Об этом он откровенно говорил на только что прошедшей партийной конференции, на которой его заключительная речь звучала как речь кандидата на пост премьер-министра.

Он хитро увязал неизбежность парламентских выборов с невозможностью Мэй и ее правительства выработать приемлемый вариант сделки по выходу из Евросоюза. Корбин обещал продвигать проведение выборов, если “сделка” не будет принята Парламентом, и в ней не будут содержаться определенные требования, на которых он и его партия настаивают (мало исполнимые, как мне кажется), или если всё закончится выходом из ЕС без сделки. В общем, судя по тому, что сейчас происходит с переговорами в Брюсселе, выборы, если верить Корбину, неизбежны. Правда, он оставил возможность проведения так называемого Второго Референдума – идеи, очень популярной и среди лейбористов и среди тех, кто недоволен результатом первого Референдума и опасается последствий Брекзита.

“Лейбористская партия готова взять управление страной в свои руки”, – объявил он на съезде. Но готова ли страна?

Да, все карты спутаны, положение Терезы Мэй незавидное, это правда, но есть сомнения, что лейбористам все же удастся воспользоваться моментом.

Пока что опросы недельной давности, сделанные еще до съезда лейбористов, показывали, что партия на 2% опережала консерваторов, однако Терезе Мэй, как лидеру, предпочтение отдавали на 3% больше опрошенных.

Интересно, как щедрые обещания Корбина, которые он, как социалист-популист сделал в своем выступлении на конференции, повлияют на предпочтения избирателей. Купятся ли они на пряники и коврижки в виде обещания радикальной реорганизации экономики, развития “зеленой” индустрии и предоставления дополнительных социальных благ?

Неопределенность с условиями выхода из ЕС неизбежно изменит политический ландшафт. Возможно, в результате Терезу Мэй переизберут сами консерваторы и поменяется имя премьер-министра, но о внеочередных выборах говорить еще рано.

На следующей неделе пройдет съезд консервативной партии. Угадайте, какая на нем будет главная тема? Не надо быть крупным политологом и аналитиком, чтобы предсказать, что слово Брекзит будет самым упоминаемым. 

Displaying 2 Comments
Have Your Say
  1. Анна says:

    Екатерина, вот скажите, почему если вы не согласны с чьим-то мнением, или вам что-то не понравилось, то это автоматически означает, что человеку “заплатили”? Тем более, что мнение это вполне обоснованное, так как попытки России вмешаться в Референдум – вполне себе доказанный факт. Какими фактами руководствуетесь вы? И, может быть, если следовать вашей же логике, вам тоже кто-то заплатил за этот комментарий? И, кстати, автор и пишет о Британии – она же не виновата, что России Британия интереснее, чем ее собственная страна!

  2. Сколько вам заплатили за фразу, что Россия “…и она постаралась вмешаться и в Референдум”? Кто вам дал право писать такую гнусность: у вас есть неопровержимые доказательства или это только либеральная болтовня? Пишите лучше о Британии.

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »