Savills
Published On: Wed, Feb 1st, 2017

Максим Аверин: “Перестаньте относиться к себе серьёзно, запаситесь самоиронией, и тогда все получится”


Есть люди, после общения с которыми хочется летать, работать с удвоенной силой и достигать целей. После интервью с Максимом Авериным у меня буквально выросли крылья. Безумная энергетика просочилась даже через телефон, сквозь многие города и расстояния. И я боюсь представить, как будет искрить и закручиваться пространство на его спектакле-откровении в Лондоне “Все начинается с любви”

Максит Аверин. Фото: YouTube

Максим Аверин.
Фото: YouTube

Максим, вы пришли к очень личному проекту, «спектаклю-откровению». Насколько для вас имело значение, чтобы это была именно театральная постановка, и что для вас важнее как для актёра – кино или театр?

Это две разные статьи, две разные профессии. Нельзя сказать, что, например, театр для меня важнее. Просто театр интересен больше по существу, ведь это такое искусство, где нельзя переиграть заново, переделать. Он открывает больше возможностей для артиста, дает отличную школу. Это живая энергия, которой вы обмениваетесь с публикой, и где происходит настоящее волшебство.

А моя актерская жизнь началась в пять лет именно с кино, а не с театра (первую роль Максим сыграл шестилетним мальчиком, в фильме «Похождения графа Невзорова»,  в девять играл в Театре миниатюр, в спектакле «Бранденбургские ворота», а параллельно обучался актерскому мастерству в театральной студии при Доме кино. -Прим.ред.).

 

Как часто мы слышим фразу “Смотри-ка, кино, ну прям как в жизни!”

Но жизнь – это не кино. Здесь невозможно сделать еще один дубль.

Невозможно!

Здесь, как под поезд – раз и навсегда! Жить нужно не оставляя черновиков.

Жизнь надо писать нАчисто, нАбело.

Прошлое… Ну что в нем копаться? Было и было. Прошло.

Будущее… Ну мы же с вами знаем ,как оно призрачно.

Жизнь – она здесь и сейчас!

Я терпеть не могу фразу, когда говорят: “Хорошо там, где нас нет”.

Нет! Там, где мы есть прекрасно! Там, где мы есть хорошо!

Полюбите координаты эти и вы увидите, как вам откроются новые горизонты.

Будьте счастливы СЕГОДНЯ!

И любите друг друга каждую минуту, каждую секунду.

(Максим Аверин, монолог из моноспектакля 

“Все начинается с любви”)

«Будьте счастливы сегодня. И любите друг друга каждую минуту, каждую секунду». Вы очень много говорите о любви. А что такое для вас «любовь»?

Именно отношение к жизни, отношение к тому, что ты сегодня делаешь. То есть для меня это не охи-ахи под луной, а сама жизнь.

В монологе вы также говорите “Жизнь она здесь и сейчас. Жить нужно не оставляя черновиков”. Что нужно делать, чтобы это получалось?

Просто жить, но здесь и сейчас! А чтобы получалось, работать и работать над собой. Увидеть этот мир и сходить с ума от того, что ты это видишь.

А люди все время пытаются жить в кредит, откладывая счастье и свои отношения на завтрашний день. Живут либо в прошлом, либо в будущем, когда на самом деле самое главное – это то, что происходит сейчас. Вот мы сейчас с вами говорим, и это ценно, этой секундой надо дорожить и наслаждаться прямо сейчас, а не когда-нибудь потом. Потом этого уже не будет, оно уступит место чему-нибудь другому – другому разговору, другим эмоциям, но того, что происходит в данный момент, уже не будет. Вот такое отношение должно быть у человека к жизни.

Люди все время пытаются кого-то обвинить – власти, погоду, все что угодно, но только не себя. А сами ничего не делают для того, чтобы быть счастливыми. Прежде чем чего-то требовать от этого мира, надо ему что-то дать. Надо не ждать чего-то от кого-то, а работать над собой, своими ошибками, любить, уважать, путешествовать и наслаждаться моментом.

Есть хороший анекдот на эту тему. Едет мужчина в трамвае и мрачно размышляет: жена у меня стерва, дети – паразиты, начальник плохой. Ангел сидит у него на плече и думает: “Надо же, какие странные желания у этого человека, но надо исполнять”.

Как относитесь к своим ошибкам? Для вас это опыт?

Когда я работаю со студентами, всегда им говорю: смело ошибайся и робко побеждай. Перестаньте относиться к себе серьёзно, запаситесь самоиронией, и тогда все получится. Мы же боимся сойти с ума от того, какие мы стали деловые, прячемся от себя, пытаемся закрыться, чтобы нас лишний раз не обидели, боимся упасть, потому что падать больно. Но падать нужно – это прекрасный опыт и великолепная возможность начать всё сначала. Это тем более необходимо человеку, который занимается искусством. Ведь упасть – не страшно, важно – подняться. Вместо вопроса “за что мне это?” лучше спросите себя: “Для чего мне это?”. Это важнее и интереснее.

Вот например, моя профессия очень зависимая, я завишу от многих людей – от оператора, режиссера, гримера. И тут всякое бывает, любые ошибки могут быть, но, допустив их, я понимаю, что в следующий раз уже буду более сложно подходить к этому вопросу. Из-за этого может даже показаться иногда, что я капризный. Но я не капризный, а профессиональный. Фаина Раневская, великая женщина, как-то сказала: “Характер у меня не плохой, он просто есть”.

Если не актер, то кто? Могли бы вы себя представить в другой профессии?

Не могу. Я артист, и сколько себя знаю и помню, у меня не было другого предназначения. Я не мечтал стать космонавтом, танкистом, в жизни ничего не коллекционировал. Ведь кто-то, например, находит свою энергию в собирании марок, а я пробовал в детстве, и мне не понравилось. Две недели позанимался спортом и подумал: какая тоска. А приходишь в театр или киностудию и понимаешь – мне все это нравится! Но если вдруг что-то изменится, я, конечно, найду себе применение, сидеть сложа руки точно не буду.

Самым главным достижением в своей жизни считаю то, что я заставляю публику улыбнуться. Развеселить человека – это самая сложная задача, потому что комедия – самый сложный жанр. Трагедий в нашей жизни и так много.

Можно сказать, что вы объездили со своим моноспектаклем практически весь мир. Публика везде разная? 

Такого не бывает. Зритель, будь он в Лондоне, Лабытнанги или Салехарде, везде мне важен, и я не могу сказать, что где-то публика была плохая. Не публика плохая, а, наоборот, я что-то не так сделал.

Публика, которая на меня приходит, делится на разных людей – тех, кто любит мое творчество, и кто просто заинтересовался, кого-то жена заставила, а кто-то узнал по сериалу, по телевизору и решил – давай посмотрим. Но мне все равно важен каждый человек. Важно, каким он придет в начале, и что с ним будет в конце. И мне безумно нравится это превращение. Театр в этом смысле обладает удивительной энергией. Как и в жизни, он – это здесь и сейчас, невозможно повторить, сделать еще один дубль, нельзя сказать – ой, подождите, сейчас не получилось, сделаем еще раз. Такого не бывает.

Вы как-то сказали, что мечтаете сыграть в пьесе по произведению Салтыкова-Щедрина, и что ваш любимый персонаж – Иудушка Головлёв. Почему?

Мне кажется, что Салтыков-Щедрин – это сегодняшний день. Почему Головлев? Потому что у зла должно быть обаятельное лицо. Мне интересно не просто сыграть злодея, а отыскать природу того, что творится с человеком, как происходит его деградация. Мне это так же интересно как, скажем, врачу любопытен какой-то уникальный случай. Не потому что ему интересно искромсать человека, а потому что он заинтересован в самой работе, в познании.

Что сегодня не хватает нашему поколению в культурном плане? Чего много, а чего не хватает?

Когда вы откроете какой нибудь браузер, там в основном будет политика, общество, спорт, и только в самом конце – культура, искусство. В самом начале будут какие-нибудь скандалы, новости разной степени важности, и только потом про какую-нибудь выставку Ренуара. Это грустно. Вот прошел год поэзии, а произошло хоть одно открытие нового поэта для всех для нас? Я специально ищу, собираю, мне присылают какие то выдержки, и вот открыл для себя нового поэта – Катарину Султанову. Мне интересно ее читать.

Вы же тоже пишете книгу? Как она называется?

Да. Издательство предлагало разные пафосные названия вроде “Спектакль без антракта” и всё в таком духе. А в итоге название придумала Катя Рождественская, с которой я очень дружу. Она мне говорит: “Ну что ты мучаешься, это же Евтушенко про моего отца сказал: не Аверин – не обгоняй”. Нашли фотографию подходящую под название – я там в таком клоунском виде. Есть в этом какая-то самоирония и, я бы даже сказал, вызов.

А в целом я знаю, что способен на большее, и многого еще могу достичь. Жаль, что в сутках всего 24 часа. Я никогда не ленился, и между диваном и гастролями выберу всегда гастроли. Диван никуда не денется.

А как восстанавливаетесь после тяжелого графика?

Меня восстанавливает сама смена обстановки, люблю аэропорты, взлет самолёта. Театры, выставки, музеи. Вот недавно был в Мадриде, там проходила выставка Ренуара, где были собраны его картины со всего мира. Такое удовольствие на всё это смотреть. Люблю музыку и балет, этот язык тела, – например, Эйфмана обожаю, он уникален. Получаю от всего этого наслаждение и, соответственно, вдохновение и восстановление.

Яркая личность. Какие качества ей присущи и кто из ярких личностей ваш кумир?

Мне интересна личность Владимира Маяковского. Прочел сейчас книгу Дмитрия Быкова о Маяковском под названием “Тринадцатый апостол”. С такой замечательной энергией он о нем рассказал, было очень интересно читать.

Евгения Павловича Леонова тоже часто вспоминаю – как он играл, как ему верили! Вот я однажды снимался в горах Адлера – там по сценарию я должен был сидеть в плену в вырытой яме. И хозяин дома, у которого проходили съемки, посмотрел на меня и вдруг говорит: а вот я ему верю, ему больно. После таких слов понимаешь, что вот так и надо жить – чтобы тебе верили.

Ваш рецепт успеха

Улыбайтесь. Как я уже говорил, своим главным достижением в жизни считаю то, что заставляю людей улыбаться.

Читать дальше   Блиц-интервью

 

 

Моноспектакль максима Аверина в Лондоне

PrintМоноспектакль Максима Аверина “Все начинается с любви” уже посмотрели в 156 городах, 10 странах мира – от Южно- Сахалинска до Калининграда, Таллина, Берлина, Тель-авива и Нью Йорка. 1 апреля спектакль приедет в Лондон и Максим с нетерпением ждет встречи с вами! 

“Все начинается с любви. Продолжение” – это не концерт, не творческая встреча, а именно моноспектакль, полноценное театральное действо, продуманная и искусно сложенная мозаика из музыки, поэзии, прозы, сопровождающаяся мастерской световой и звуковой партитурой. Максим Аверин – человек, вокруг которого закручивается и искрит пространство. В данном случае – пространство поэтическое. В своем новом спектакле он представляет стихи Пушкина, Давида Самойлова, Маяковского, Роберта Рождественского, Высоцкого, Евтушенко, Вертинского.

 


Translate »