Published On: Fri, Sep 30th, 2016

Карина Кокрэлл: Вопросы, которые я так и не задала Юлии Латыниной

carina cockrell_london

CARINA COCKRELL. Филолог, педагог, журналист, писатель.

 

Я часто слушаю Юлию Латынину на “Эхе” и читаю в “Новой газете”. И думаю – почему? Почему, несмотря на то, что она явно путает Гренландию со Шпицбергеном, помещает Конго рядом с Эфиопией, а английское имя “Dawn” ничтоже сумняшеся переводит как “женщина-даун”, что очень существенно искажает смысл? Про осциллограф молчу – это давно в анналах истории, которую Юлия, филолог, как и всякие другие сугубо технические вещи, любит, увы, без взаимности.

 

Так что эти записки – не столько попытка разобраться в творчестве Латыниной, сколько попытка объяснить себе собственную странность.

Ну, во-первых, форма ее выступлений, а точнее, процесс, это броуновское движение случайных фактов, цифр, мыслей и ассоциаций, за которым все равно не уследить (даже в распечатке) и закономерности которого не выявить, – порой даже интереснее, чем само содержание. Напоминает стрельбу с завязанными глазами. Промашка, промашка, бац – точно в цель, опять промашка, промашка, и опять – бац…

ylia_latynina

Во-вторых, когда я смотрю на Юлию, в голове почему-то начинает звучать голос Энни Леннокс из Eurythmics (видео в камуфляже) “Hey hey I Saved The World Today” (“Хей, хей, сегодня я спасла мир”). Не случайно. Именно так видит свою сверхзадачу журналистка Латынина. А, по моему убеждению, с иной сверхзадачей журналисту нечего даже за это дело браться.

В-третьих, она похожа на мою с детства любимую героиню – Пеппи Длинный Чулок.
Помните у Астрид Линдгрен?

“– Рыжая! Рыжая!
А Пеппи стояла в кольце беснующихся ребят.
Бенгт рассчитывал, что девочка разозлится, а еще лучше заплачет; и уж никак не ожидал, что она будет спокойно и даже дружески глядеть на них. Убедившись, что словами ее не проймешь, Бенгт толкнул Пеппи.
– Не могу сказать, чтобы ты вежливо обходился с дамами, – заметила Пеппи и, схватив Бенгта своими сильными руками, подбросила его в воздух так высоко, что он повис на ветке растущей неподалеку березы.” (пер. Л. Лунгиной)

Да, Рыжая Пеппи выросла и стала бесстрашной журналисткой-расследователем в далекой и очень опасной для журналистов стране! Хотя злые, подлые мальчишки и сейчас никуда не делись, а стали еще подлее: они швыряют в нее помидорами, обливают дерьмом и ждут, пока “девочка разозлится, а еще лучше заплачет”. Но зря. Не на ту напали! А мне это импонирует: сама из таких. Вот только сверхъестественной силы, как у Пеппи, у нее нет. Впрочем, разве это не сверхъестественная сила – бесстрашно продолжать по-своему разумению спасать мир, нравится это кому-то или нет?

В общем, когда я узнала о выступлении Юлии Латыниной в “Открытой России” на Ганновер-сквер, непременно решила пойти и лучше один раз увидеть…

В 2008 году на Сицилии Юлии Латыниной вручили международную журналистскую премию имени Марии Грации Кутули — итальянской журналистки, сицилианки, убитой в Афганистане.

И, скажу откровенно, перед выступлением Латыниной в Лондоне я прочла о ней столько агрессивной гадости в комментариях к каждому ее видео и тексту, что мне даже стало немного страшно за эту женщину, которая всегда говорит то, что думает.

На встречу она пришла в очень элегантном “лоскутном” жаккардовом пиджаке и брюках – подтянутая, стройная. Трудно сказать, сколько ей лет.

И вот слушаю ее, и становится понятно, ЧТО она любит и не любит. Не любит: мусульман (исламистов), стремящихся захватить глупую, левацкую Европу, религиозных мракобесов, мигрантов, зеленых, синих и красных леваков всех расцветок, «нищебродов» всех мастей, живущих за счет социалки, рьяных защитников прав человека и животных, российских чиновников, африканских диктаторов-людоедов, антиглобалистов и прочая, и прочая.

Зато она бескорыстно любит спасать гибнущую Европу, китайскую литературу, бегать по 10 км каждое утро, Римскую империю, особенно период ее распада, антиутопии (по которым защищала кандидатскую), Шувалова (это страшно богатый российский чиновник) и Собянина (это мэр Москвы).

Ниже предоставлю читателю самому судить, где Юлия Латынина попадала в своих оценках и рассуждениях точно в цель, а где, увы, мимо.

Макс Дбар, ведущий “Открытой России”, прекрасно вел разговор и спросил у Юлии, правильно ли то, что госчиновники обладают такими несметными богатствами. Шувалов, как известно, настолько богат, что возит своих корги на выставки на частном самолете (чиновникам в России запрещено заниматься бизнесом, но они за годы чиновничьей карьеры накапливают такие состояния, которые не снились и саудовским нефтяным принцам!).

На что она отвечала, что “в США это было бы нарушением, а в России – нет”, потому что обычные мерки цивилизованных стран к людям заоблачного уровня вроде Шувалова неприменимы, ибо эти люди существуют не в 21 веке, а частично – в 17, частично – вообще в 12-м. И никто им не указ. Удобно устроились путешественники во времени, что и говорить. Но, если не они, считает Юлия, то был бы кто-нибудь похуже.

Макс логично предположил, что тогда вместо самолета чиновнику, живущему в 17 веке, более приличествует карета. Но Юлия парировала, что когда в квартире простого полковника комитета по борьбе с коррупцией Захарченко находят сотни миллионов долларов, а взятки измеряются процентами ВВП страны, нарушения Шувалова – это детская игра. А по сравнению с Древним Римом – тем более. Вон кто-то из Плиниев (то ли старший, то ли младший), когда был государственным чиновником, и вовсе занимался распродажей вверенных ему земель и писал: ”Ура, ура, я продал провинцию Бетику и уже получил третью часть!”. Вот как все познается в сравнении.

К тому же, намекнула Юлия, например, мэр Москвы Собянин сносит все больше некрасивых коммерческих строений, строит красивые некоммерческие и расширяет тротуары, постепенно превращая столицу России в велосипедно-пешеходный Европейский Город – эдакий Копенгаген или Амстердам – наименее удобный для автомобилистов, но зато, что прекрасно, более удобный для пешеходов и для велосипедистов, которые будут ездить по Москве на велосипедах круглый год. Правда, Москва явно отличается от Амстердама климатически и городскими расстояниями, но тем хуже для климата и расстояний. Разве не похвально? Нет ничего невозможного. Построил же царь Петр свою столицу на болотах и островах вопреки природе, и ведь все прекрасно получилось!

Кстати, о болотах. Юлия рассказывает о строительстве Олимпийских объектов в Сочи. В частности, о болотистой Имеретинской долине, в вязких топях которой оказалось утоплено захватывающее дух количество миллиардов, и даже построена одноразовая железная дорога, теперь заброшенная. И когда кто-то пришел с планом осушения этих болот и менее дорогостоящего, но более эффективного и качественного строительства, его прогнали: менее дорогостоящее было не нужно.

Что все объекты и стадионы для Чемпионата мира по футболу будут построены в срок, у нее никаких сомнений: прикажут олигархам и те построят, причём на свои деньги.

Далее Юлия опять возвращается (бегом!) к Римской империи. И тут узнаем, почему она погибла, эта империя. Вовсе не из-за варваров, или чему вас там еще учили, а потому что чиновников – городских администраторов (декурионов-куриалов) обязали лично, из собственного кармана, возмещать налоговые недоимки своих городов, что и происходит сейчас в России: когда нужны деньги, президент приказывает губернаторам и иной олигархической челяди потрясти мошной, и деньги находятся. Но бесконечно, считает Юлия (думается, вполне резонно), это положение вещей продолжаться не может, и когда-нибудь либо опустеет совокупная олигархическая мошна, либо “декурионам” это надоест, и… опять падет Рим. Очень может быть.

Ей задают вопрос, почему она так беспокоится по поводу религиозной принадлежности чиновников, вот “есть же в Лондоне мэр-мусульманин, и ничего”.

Юлия смеется и говорит, что на вопросы о мэре Лондона отвечать не будет “из уважения к принимающей стороне”, но что “Англия и не такое переварит”. А вот в России дело другое, потому что в России повышается градус религиозного мракобесия, и церковь и ее невежественные представители, верящие в телегонию (лженаучная теория, согласно которой клетки матки обладают генетической памятью), все больше вмешиваются в сугубо светские дела. Например, дела образования или здравоохранения. Она рассказывает об огромной, новой резиденции патриарха, “ските”, ради которой вырубили вековой лес. О гигантской, как взлетное поле, парковке у построенной тут же церкви и полном отсутствии пешеходных подходов к храму: то есть проектировщикам и в голову не могло прийти, что у кого-то может не быть машины! А самое ужасное, если тенденция религиозного вмешательства во все продолжится, то недалек час превращения России в одну из стран Ближнего Востока по образу жизни и, что самое печальное, по образу мыслей. И тогда – прощай квантовая физика, здравствуй телегония. Потому что в СССР промывка мозгов была отдельно, квантовая физика – отдельно, а сейчас в России все это, по мнению Юлии, нераздельно…

Ей кажется (она уверена!), что между СССР и современной РФ существует два фундаментальных отличия.

Первое. Элита СССР не верила в марксистско-ленинскую идеологию совершенно, это была хорошая мина при плохой игре. Современная элита РФ искренне верит в “пиндосский заговор”, от которого для них исходит смертельная угроза.

Второе. Все прежние авторитарные лидеры пытались захватить свободный мир, одолеть его идеологически. Сейчас такой идеологии нет, и авторитарные режимы не собираются захватывать места, в которых покупают свои предметы роскоши и хранят деньги. Никто не собирается захватывать Швейцарию. Лучше, чем у швейцарцев, ни делать часы, ни управлять банками у этих вечно слабых в экономическим смысле авторитарных режимов все равно никогда не получится. Они это знают и довольны своим положением паразитов на свободном мире. Им достаточно время от времени погромыхивать своими смертоносными железками, чтобы напомнить о себе как об угрозе, и паразитировать дальше. Поэтому они не заинтересованы в создании своих научных школ, своих инженеров, своих строителей – все это можно купить в Турции, Китае или даже “ненавистной Пиндосии”. Это временщики. Они понятия не имеют, как и чем все кончится. А это теперь самый главный вопрос. Ведь, по мнению Латыниной, именно отсутствие внятного престолонаследия и погубило Византию. Но ничего непоправимого не случится. Все непоправимое уже произошло. С крушением Российской империи в 1917 году. А вся последующая история – это так, сдача с той трагедии.

Очень жаль, что Юлия не захотела отвечать по поводу лондонского мэра. Я как раз хотела ее спросить, откуда она взяла в одном из своих “Кодов доступа” на “Эхе Москвы”, что мэр Лондона Садик Хан окончил медресе. “Но вот, что этот человек учился в разных медресе (?), защищал права человека, а потом стал мэром Лондона в партии Джереми Корбина, лучшего друга Хамаса и Хезболлы, это, конечно, напрягает”.

Открываем Википедию. С каких пор начальная школа Fircroft Primary School или лондонская средняя школа Ernest Bevin School (теперь Ernest Bevin College), которую окончил Садик Хан, или North London University (теперь Metropolitan University), где он изучал юриспруденцию, стали медресе, да еще “разными медресе”, я не знаю. В русской Википедии эти подробности обойдены молчанием, но Юлия ведь читает по-английски. Такие мелочи заставляют сомневаться и в остальном.

Я не успела задать ей и другой вопрос. Тоже из ее заявления в “Коде Доступа”:

“Вот за последние 20 лет Лондон очень сильно изменился. Районы, которые почти в центре, стали напоминать такой пакистанский городок. Это традиционная латиноамериканская (?) история, когда обездоленные занимают в городе исторический центр и превращают его в хлев. В Лондоне, конечно, еще не так, как в Лиме или Джорджтауне (и на том спасибо!), но, в общем, теперь, видимо, процесс пойдет быстрее.”

Мне хотелось спросить у нее, заметила ли она, что за последние 20 лет былые “пакистанские городки” стали куда больше напоминать “польские городки”. И какие районы Лондона “почти в центре”, превращенные в хлев, она имеет в виду? Кроме того, как она представляет себе полномочия мэра Лондона и его “сталинский план” по депортации народов, замене одних лондонцев другими и превращении центра Лондона “в хлев”? Мне кажется, она не слишком хорошо знает Лондон. Иначе была бы в курсе, что британская столица – это океан, и заселяется он, и живет по своим законам, независимым ни от каких временных мэров.

В общем, Юлия Латынина – это сочинитель захватывающих антиутопий и апокалипсисов, который бескорыстно пытается этот мир, который она придумала, спасти от всяких опасностей, как реальных, так и абсолютно воображаемых. И тут на память приходит еще один литературный герой, испанец с копьем наперевес и мельницами на горизонте.

Её голос обладает гипнотическим действием, броуновское движение ее мыслей интересно своей непредсказуемостью, в ее программах реальность феерически сочетается с вымыслом. Если подробности неизвестны или не вписываются, реальность нельзя не дополнить воображением.

А если нет, то тем хуже для реальности.

И еще. Пусть в той очень опасной для журналистов стране, где она живет, у Юли “Как снегопад в июле” будет все хорошо…

P.S. Впрочем, комментарии под статьями Юлии получили и графическое воплощение. Я имею в виду то омерзительное видео, на котором стройную, спортивную женщину в светлом костюме невидимые подонки обливают ведром своих зловонных нечистот. Женщине некуда бежать – рядом проезжая часть. Вместо вербальных методов диалога блюстители патриотизма и морали что-то все чаще делают свои публичные заявления невербальным методом, а вернее – на языке, которым владеют в совершенстве: языке экскрементов и мочи. Кто-то сказал, что это тюремный обычай, так принято унижать в местах лишения свободы. В Местах. Лишения. Свободы.

Историческая и политическая фантастика – вот ее жанр. 

Displaying 1 Comments
Have Your Say
  1. Здравсвуйте,
    Пардон за опечатки – я без очков.

    Я не осилила всего, хотя начала читать с интересом. Я очень люблю Юлю, хотя будь я с ней рядом, то спорила бы с ней каждый день. Возможно причина для этого у меня отличались бы от многих других.

    Люди субъективны. Я тоже часто замечаю неточности в ее комментариях, особенно научные. Но мне и в голову не приходило ставить под сомнение Юлины оценки ситуаций. Ведь от того правильно или не правильно она привела в пример факты, она в конце концов, не истории нас учит, а иллюстрирует свое видение отдельных событий. А иллюстрация – это такая вещь, которая должна помогать зрителю/слушателю/ читателю лучше понять концепцию, и потому может быть как и точным фактом, так и абстрактной аналогией. У исторических фактов, не смотря на давность, тоже могут быть субъективные понимания. Это как десяток свидетелей преступления опишут его со своей точки зрения, и этим противореча другому такому же честному свидетелю. Но и тут это не так важно, Пусть Юля и ошибается в своей оценке китайского или римского случая, или неточно употребляет некоторые слова и переводы, главная мысль высказана и проиллюстрирована. А кто-то, совершенно пропуская суть речи, начинает цепляться к незначительным (для именно этого случая) деталям.Это как если судить книгу по картинкам, а не по содержанию. Вопрос – зачем? Чтобы проигнорировать суть? Или отвлечь других? Вот книга о важном, ой, да у неё бумага не та, да картинка не цветная, да обложка не твердая, ну так на помойку ее… А вот у меня вопрос к вам – с какой целью вы все это написали? Только честно

    Анка

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Pin It

Translate »