Published On: Thu, Nov 22nd, 2018

Карина Кокрелл-Фере: Брексит, без компаса и карты (иронические заметки)

Карина Кокрелл-Фере. Колумнист The Business Courier

Карина Кокрелл-Фере. Колумнист The Business Courier

Если послушать римейнеров (противников Брексита), то до всей неразберихи последних двух лет Британию довело выжившее из ума, живущее в северной глубинке старичье с тремя классами школы и островным менталитетом, позволившее Фараджу напугать себя волной эмиграции и не понимающее истинного экономического и политического светлого будущего Британии в ЕС.

Если послушать брекситеров, то сторонники Брексита низводят Британию до положения колонии или еще одной “союзной республики”  левацкого Европейского Советского Союза с его новоязом и орвеллианским двоемыслием диктатуры политкорректности, неумением и нежеланием справиться с потоком мигрантов, превратившимся в нашествие, и полным презрением к “традиционным европейским ценностям”.

Все планы по выходу из ЕС оказались похожи на еврейский анекдот, когда человек ходил и ходил к раввину и все спрашивал, что ему делать: он не может зарезать ни курицу, ни петуха. Если зарежет курицу, “петух поднимет гвалт”, если петуха – то курица.

Наконец, раввин не выдержал: “Курица поднимет гвалт! Петух поднимет гвалт! А кто тебе сказал, что ты должен стоять и слушать?!”.

Если анализировать данные объективно, как делает издание “Экономист”, среди противников Брексита действительно преобладают люди младше 35-и и жители Шотландии, но что касается образования и другой принадлежности – в обеих группах полный разброс, и сектор брекситеров представлен третью людей с высшим образованием, принадлежащих к самым различным классам и этносам британского общества.

Глядя на болезненные судороги по выходу из ЕС, трудно осуждать такую мысль: а что если  завтра взять да и объявить результат референдума по Брекситу недействительным?  Но делать это невозможно по целому ряду причин. При соотношении 51% брекситеров к 49% римейнеров, правительству это аукнется: обойденные “победители” в парламенте, которые уже два года лелеют мечту о “независимой Британии”, вполне могут сместить существующее правительство и ввергнуть страну в генеральные выборы, в которых вполне может победить “Владимир Ильич” Корбин и лейбористы, что только усугубит цугцванг.

Ведь тогда  к непростой проблеме выбора между курицей и петухом из анекдота добавится еще и гусь, потому что, несмотря на большое количество римейнеров среди лейбористов, сам Корбин – противник Евросоюза в принципе.

Лейбористы сейчас привычно и яростно обрушиваются с критикой на все планы консерваторов по выходу из ЕС и требованием немедленных генеральных выборов, но когда дебаты чуть остывают и в наступившей тишине им задается вопрос: ну хорошо, а какой план могут предложить они? Ответ – молчание и тот же бубнеж про несостоятельность консерваторов и Мэй. То есть 1) плана у них нет. Никакого, даже плохого 2) проблему Брексита лейбористы видят как отличную возможность рыболовства в мутной воде и веселого новоселья их лидера по адресу Даунинг-стрит, 10. Все. На этом их план действий оканчивается, потому что ничего конкретного или более вразумительного по Брекситу предложить они не могут. И их раздирают те же противоречия, что и консерваторов.

Партия же либеральных демократов – интеллектуалов-римейнеров —традиционно невнятна в современной британской политике и серьезной альтернативы не представляет.

Правительство не станет объявлять результаты референдума недействительными еще и вот по какой причине. Брексит возник не на пустом месте. Он неожиданно оказался тем острым скальпелем, который сделал надрез в давно набухшем нарыве. И не будь Брексита, он нашел бы другой способ прорваться.

Британский характер – это преуменьшение проблем, это улыбаться и отвечать “все хорошо” или, если состояние близко к летальному, “не слишком хорошо” на вопрос врача в реанимации. Но за 30 лет накопилась энергия разочарования.

30 лет безраздельного правления центристских партий, триумфально начавшееся с падения Берлинской стены и объединения Европы, подходит к концу. На первый взгляд, мир стал гораздо более безопасным и сплоченным, экономика постоянно росла, но от нового миропорядка ждали не только этого.

В среде правых (в самом широком смысле) рос долго замалчиваемый испуг от стремительного размывания “традиционных ценностей”, скорости глобализации , с которой связывают терроризм, исламизацию, треск разламывающихся социальных служб (бесплатных образования, здравоохранения и т.д.), на подобное давление не рассчитанных, также пугает постоянная необходимость материально помогать “бедным родственникам” из постсоветской Европы и другим экономически недужащим “хроникам” вроде Италии и Греции. И есть ощущение, что правящие элиты Британии игнорируют их тревоги.

А левые (тоже в самом широком смысле) чувствуют, что правящие элиты Британии игнорируют их тревоги. Они видят, что всеобщее и безграничное братство народов не только не наступило, но и оказалось, что глобализация  привела к всемогуществу корпораций и банков, к укоренению общества потребления, что никуда не делись ни социальное неравенство, ни расизм, ни сексизм, ни ксенофобия, ни алчность, ни стяжательство, и не перековался британец в “нового человека” -пацифиста, атеиста, лишенного предрассудков по поводу нации и пола, борца без страха и упрека, озабоченного равенством,  мировым благом, окружающей средой, глобальным потеплением, правами животных, переработкой мусора и прочее. И опускаются руки оттого, что благая цель поголовного перевоспитания человечества без репрессий, похоже, невыполнима. И как только вкатят на гору этот камень, он катится обратно. Взять, например, формирование новой общности людей – советский народ -интернационалист и коллективист”, в котором, когда наступили 90-е, оказалось такое же количество ксенофобов и бандитов-индивидуалистов, как, наверное, и в любом другом народе в подобной ситуации.  Но без концепции формирования “нового человека” нет и левого движения, начиная с первых христиан. Ничего, может в следующий раз.

Особенной фрустрации по этому поводу оказалась подвержена молодежь. В этом возрасте каждое разочарование кажется концом света. Человеку всегда мало того, что крыша не протекает. Ему нужно, чтобы мир был устроен в соответствии с наиболее истинными представлениями о справедливом и правильном.

А оно, увы, у каждого свое.

И этот великий конфликт неразрешим, мало того,  он обостряется и становится все более глобальным.

И вот, не вникая в детали (где и подстерегал “дьявол”!), каждая группа голосующих за или против Брексита выразила правящей элите свою фрустрацию от происходящего. И игнорирование правительством результатов референдума чревато радикализацией как левых, так и правых.

Парадоксально, что молодежь (до 25 лет) и юг страны, где преобладали римейнеры, проголосовал за “стабильность” и статус-кво. Рисковые же евроскептики, люди старше 35-и и северяне проголосовали за то, чтобы отчалить в плавание без компаса и карты. А сейчас, как может показаться, и “без руля и без ветрил”.

А теперь вторгнемся в область потустороннего. Удивительно высокий процент евроскептиков (51%) можно, как мне кажется, объяснить еще и британским историческим бессознательным, “тенью отца Гамлета”, которая незримо стояла за спинами голосующих.

Можете со мной не соглашаться, но Британии всегда претила идея чрезмерного усиления какой-то одной страны на европейском континенте. Сама она находилась на периферии многих европейских процессов и больше интересовалась далекими континентами, но как только в Европе возникали мощные доминирующие политические влияния — папа Римский, испанская Армада, Наполеон, русские на Балканах, кайзер, фюрер — Британия непременно так или иначе вмешивалась и укрощала эти амбиции. И отплывала восвояси. Такой вот менталитет собаки на сене. Сама на европейские земли не претендовала, но и другим не давала разгуляться. Единственным исключением явилась советская империя в Европе, но там вмешались особые условия, когда, чтобы сразить одного дракона,  понадобился другой дракон (причем в жизнеспособность советского типа экономики на “какой-нибудь более-менее приличный срок”, скажем, лет на 100, самые грамотные экономисты не верили, и были правы).

А вот с вполне жизнеспособной в экономическом плане Германией в ХХ веке у Англии случилось две самые кровавые воины. И память об этом не исчезла, хотя давно сместилась в область подсознания. Война обычно живет в памяти двух поколений. Тех, кто в ней участвовал, и тех, кто видел и слышал тех, кто в ней участвовал. И все. Против Евросоюза голосовало именно старшее поколение – те, кто еще видел и слышал вернувшихся.

Евросоюз многие британцы видят как новое доминирование на континенте усилившейся Германии, которая начинает диктовать свои условия. И сработал исторический коленный британский рефлекс?

Но оставим мир идей и призраков и вернемся на грешную землю, к хлебу насущному. Бизнес практически полностью на стороне римейнеров. Никому не нужны повышенные пошлины, таможенные барьеры и все остальное, затрудняющее торговлю в Европе. По самым предварительным и абстрактным подсчетам, все эти трудности только на 3% увеличат и удорожат проблемы европейской торговли, и на 8% – проблемы британской. Правда, точная оценка пока невозможна. Обещают дороги, забитые фурами, дальнобойщиков на британских границах, транспортный коллапс, энергетический коллапс, отпадение Шотландии, протесты, стачки, восстания и острый дефицит туалетной бумаги, которую делают из евросоюзной древесины. Впрочем, когда я предложила в одной компании английских друзей экзотическую практику нарезания в известных целях прямоугольников из газет с портретами членов Кабинета, идея вызвала восторг.

Римейнеры два года предсказывают мор и глад, но в реальности пока экономика Британии радует. 29 октября торжествующий канцлер Казначейства Филипп Хаммонд, подсчитав наличность в британском “кошельке”, объявил, что именно в этом году официально окончился десятилетний период строгой экономии бюджета (era of austerity), повышения налогов и других неприятностей, продолжающихся с 2010 года, с начала прошлого кризиса. Благодаря здоровому состоянию экономики в казне образовался значительный  “припек” в 20 миллиардов фунтов стерлингов, который пойдет на государственное здравоохранение, социальные проекты, и 1 миллиард – на военный бюджет. Налоги на топливо и бензин, кстати, опять останутся “замороженными” для британцев и на следующий год (девятый год подряд). Налоговую поддержку получат средний и малый бизнес. О чем все это говорит? 1) консерваторы пока неплохо управляют экономикой (у лейбористов с этим традиционно напряженка) и, увидев все это, депутаты парламента будут сговорчивей относительно плана Терезы Мэй по выходу из Евросоюза: экономические показатели здесь важнее любой идеологической демагогии  2) эффект Брексита британская экономика пока не ощущает (на следующую пятилетку экономический рост предсказывают 1.3-1.6%, это минимальный показатель для развитой страны) 3) возможно, при умелом направлении процессов, четыре всадника экономического Апокалипсиса проскачут стороной?

Если серьезно, то никто точно не знает, какие именно начнутся трудности и как эти трудности следует преодолевать. Но с этой неопределенностью придется жить, ибо пребывание Британии в евросоюзном “чистилище” может продлиться до 4 лет. А там подоспеют выборы нового канцлера в Германии, перевыборы в Евросоюзе, в других европейских странах…

В общем, совершенно не исключена ситуация, когда умирает или ишак, или падишах, или прилетает “черный лебедь”.

Отдельно отмечу премьера Терезу Мэй. Она оказалась гораздо более стойким бойцом, чем все полагали, и верной дочерью своего отца – викария церкви святой Марии Девственницы в Уитли, исповедующего интересную доктрину под названием “англо-католичество”, которая в какой-то невозможной степени примиряет и объединяет основные постулаты церкви гордой англиканской изоляционистки Елизаветы I и католичества папы Римского. Особой популярностью эта конфессия не пользуется, но вполне активно существует.

Вот 585 страничный документ “развода” Терезы Мэй с Евросоюзом как раз призван сделать то же самое – примирить взаимоисключающее. В русском языке для подобного процесса есть грубое выражение, но я не буду его употреблять.

Посмотрим, что получится.

В конце концов, Америку нашли без карты и без компаса. И вообще по ошибке. 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »