Published On: Tue, Mar 21st, 2017

Истории успеха: шотландско-азербайджанский активист Фуад Алекперов

АЗЕРБАЙДЖАН НАУЧИЛ МЕНЯ ЛЮБВИ К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

Fuad-Alakbarov

Daily Record

Герой нашей сегодняшней истории – Фуад Алекперов – шотландско-азербайджанский политический активист и правозащитник, известный своими кампаниями против бедности, расизма и в защиту прав беженцев. Он родился в 1988 году в Баку, вырос и учился в шотландском городе Глазго, бегло разговаривает на пяти языках и активно участвует в общественной жизни Шотландии, в том числе в таких организациях, как антивоенная «Stop the War», «Show Racism the Red Card» и «Glasgow Campaign to Welcome Refugees». «Business Courier» поговорил с ним об отношении Великобритании к людям, бегущим от войны, подъеме правых партий, «брексите» глазами шотландца и о том, чему его научила его родина.

Расскажите немного о себе и о том, чем вы занимаетесь.

Я живу в Глазго с детства (Фуад Алекперов приехал в Великобританию, когда ему было 13 лет, прим. BC). Хотя я закончил факультет бизнес-менеджмента в Glasgow Caledonian University, так получилось, что я много занимался разными не связанными со своей специальностью вещами – правами человека, политическим активизмом, поддерживал различные правозащитные организации и участвовал в ряде мероприятий, в том числе связанных с миграционным кризисом. Я также активно участвую в кампаниях против бедности и войны. Эти темы волнуют меня еще со времен Азербайджана, я застал Карабахскую войну. Когда возникла проблема с беженцами в Европе, благодаря СМИ и социальным сетям люди все чаще и чаще стали выходить со мной связь.

И так возникла кампания «Europe Sees Syria»…

Да, это произошло после смерти маленького мальчика, беженца по имени Айлан Курди (сирийский трёхлетний мальчик, который трагически погиб вместе с несколькими родственниками при попытке семьи пересечь Средизнемное море, прим. BC). Эта история вызвала здесь волну возмущения, и я решил организовать refugee vigil – мероприятие, где люди могли бы почтить память погибших беженцев и узнать больше полезной информации о самом миграционном кризисе. Благодаря СМИ и социальной сети Twitter эта кампания получилась вирусной, и с каждым днём к нам стало присоединяться всё больше людей. В результате мы успешно организовали еще 40 подобных мероприятий в 13 странах, в разных городах мира, включая Глазго, Абердин, Бирмингем, Афины, Берлин, Гамбург, Франкфурт, добрались даже до Рио-де-Жанейро. За довольно короткий промежуток времени мы смогли собрать пожертвования и привлечь внимание многих людей – всего в этих акциях приняло участие более 2 млн человек. Потом к нам начали обращаться люди, которые хотели поддержать нашу акцию и тоже по-своему помочь тем, кто сейчас проходит через войну и лишения. Правда, сейчас мы только помогаем с организацией мероприятий и даём определенную свободу действий. Но они могут всегда обратиться к нам, если возникают какие-то проблемы.

Были ли у вас контакты с кем-либо из России?

В странах СНГ у нас контактов нет ни с кем. Есть отдельные люди, которые поддерживают со мной связь, но только на индивидуальном уровне. Организации из этих стран к нам, к сожалению не обращались. Хотя у нас, например, прекрасно налажены отношения с похожими организациями из Польши, Испании, Греции и других стран мира.

Как в Великобритании относятся к беженцам?

Большинство людей поддерживает беженцев, потому что они сочувствуют им и понимают, что они прошли через войну, что они тоже жертвы террора. Но так получилось, что консервативное правительство Британии занимает очень жесткую позицию по вопросу иммиграции, и благодаря своим связям в некоторых СМИ, оно усиленно раздувает эту тему, пропагандирует ксенофобию, исламофобию, пытаясь представить, что во всех проблемах виноваты беженцы. Но это же абсурд. Великобритания сама была одной из стран, принявших участие в бомбардировках в Сирии. Об этом нужно открыто говорить. И многие люди это понимают. Если сравнивать Шотландию и Англию, то могу сказать, что шотландцы более благосклонно относятся к беженцам. Это, во-первых, объясняется тем, что местное население стареет, и наша страна нуждается в иммигрантах. А, во-вторых, шотландцы не понаслышке знают о том, что такое стигматизация со стороны британских властей. Они тоже часто оказываются жертвами не очень хорошего отношения со стороны Вестминстера, так как их постоянно обвиняют в том, что они хотят сепаратизма. Но дело вовсе не в этом. Просто в Шотландии сильно выросла бедность, люди недовольны ситуацией, хотят лучших условий, хотят изменений в своей жизни. Это тоже заставляет их сочувствовать тем, кто оказался в беде. Я каждый день получаю тысячи электронных писем от тех, кто хочет помочь. Кроме того, беженцев здесь поддерживают не только обычные люди, но и правительство. Оно понимает, что они необходимы стране для её дальнейшего экономического развития.

Как формируется образ беженцев в СМИ?

В Шотландии – это в основном положительный образ. В остальной Британии многое зависит от газеты, но в большинстве своем беженцы представлены в негативном свете – их стигматизируют, превращают в «козлов отпущения», создавая различные мифы. Но это касается не только беженцев, но и, например, мигрантов из европейских стран. О них создаются определенные стереотипы. Если ты – из Польши, то обязательно должен быть сантехником, если из России, то у тебя точно проблемы с алкоголем…Негативные вещи, которые не соответствуют реальности. Таблоиды и вовсе пишут о беженцах и мигрантах всякую ересь и ерунду, от них большего и ожидать не стоит. Они готовы пойти на всё ради того, чтобы только продать газету. Но я думаю, что в Шотландии в целом и политика, и СМИ – более сбалансированы и адекватны.

Есть такой анекдот, что на свете существуют два самых извечных козла отпущения – винить во всём конец света и мигрантов. Нельзя списывать все проблемы на беженцев. Надо понимать, что большинство из них также являются жертвами терроризма. Никто не хочет убегать из родной страны, бросать дом и друзей. И я всегда говорил и буду говорить: ни один человек не станет рисковать своей семьей, сознательно сажая их в плохую лодку и отправляясь в такой опасный путь, только ради того, чтобы приехать в другую страну и получать там какое-то пособие.

Как бы вы описали людей, которые в массе своей бегут от войны?

Насколько я знаю по собственному опыту, большинство беженцев – это люди образованные, семейные, у которых была нормальная жизнь, пока на них вдруг не обрушился тоталитарный режим. Есть очевидцы, которые рассказывают о пытках, убийствах, о том, как разрушали их дома. Среди них много учителей, квалифицированных врачей, медсестер.

Великобритания должна осознать, что ей нужно очень много таких людей. Ведь британская система здравоохранения явно страдает от нехватки квалифицированных специалистов.

Что вы думаете о недавнем решении Великобритании закрыть программу о приёме детей беженцев, предложенной политиком лордом Альфом Дабсом (сам Дабс – чешский еврей, который приехал в Лондон ребёнком перед началом Второй мировой войны, прим. BC). Даже президент Франции Франсуа Олланд раскритиковал позицию Британии по этому вопросу… И какие вызовы сейчас стоят перед организациями, которые занимаются беженцами?

На мой взгляд, это решение, которое закроет путь в Великобританию самым уязвимым детям беженцев, – настоящий позор для страны. Отрезая им путь сюда, мы оставляем их между двух огней – железной дорогой и торговцами людьми. Великобритания лучше этого. Что касается вызовов, то многие люди, ищущие убежища, часто оказываются без средств к существованию и становятся бездомными из-за отсутствия правовой помощи. В теории в Великобритании существует бесплатная юридическая поддержка, которая может помочь в некоторых вопросах, связанных с предоставлением убежища. Однако в реальности таких юристов катастрофически не хватает – не в последнюю очередь по той причине, что за такую работу мало платят, и для многих юридических компаний это просто невыгодно с финансовой точки зрения.

Так называемый миграционный кризис тесно связан с другой проблемой – подъемом антииммигрантских настроений и ростом популярности популистских партий по всей Европе. Как вы думаете, в чем все-таки первопричина этого явления? И можно ли считать его временным, или это более сложная, тяжело искоренимая проблема?

Я твердо убежден в том, что нынешний подъем антиммигрантских настроений напрямую связан с глобальными экономическими кризисами. Для политиков правого толка малоимущие люди, недееспособные люди и беженцы – лёгкая добыча и готовые козлы отпущения, так как они не могут за себя постоять. Масло в огонь подливают и популистские СМИ, которые распространяют домыслы, искажают информацию и «раздувают» статистику. Это фактически все тот же принцип «разделяй и властвуй». Бороться нужно не только с ксенофобией, но и с самим антииммигрантским характером политики и дискурса, понять, что они неразрывно связаны между собой. Общественная дискуссия должна уйти от запугивания, неточных и фальшивых материалов в СМИ и политиков, которые только гоняются за голосами избирателей. Нам нужно конструктивное обсуждение, которое отражало бы то, как вещи обстоят на самом деле.

Можно провести параллели между современной волной популизма и мрачными реалиями 30-х годов. Например, в основе «запрета для мусульман», введенного Дональдом Трампом, лежат худшие мотивы, такие как страх и расизм. И не менее ужасно то, что Трамп сделал это в день памяти жертв Холокоста. В реальности этот запрет только сыграет на руку тому же Исламскому государству, которое является «исламским» в той же степени, как Корейская Народно-Демократическая Республика – «демократическая». Люди должны понять, что ксенофобами не рождаются, ими становятся. Если всё сводится к «черному» и «белому», мы никогда не увидим радугу. Когда дети из разной среды растут вместе, у них появляется и общее будущее. Разве наша кровь не одного цвета? Разве у нас нет общих проблем? Мы должны строить мосты, а не стены.

Что думаете о «брексите»? Какими могут быть последствия выхода из ЕС для Великобритании в целом и Шотландии в частности? Станет ли от этого сильнее Европа?

Тереза Мэй ведет практически всех шотландских консерваторов, половину лейбористской партии и всю страну в никуда. Она старается завоевать благосклонность Дональда Трампа и отчаянно хочет заключить торговое соглашение с США. Но Шотландия – второй по величине рынок для Англии после США и самый большой в Европе, так что Мэй, возможно, нужно немного подумать о налаживании отношений и с Шотландией тоже. История с США закончится плохо и некрасиво, так как силы просто не равны. Но при этом я считаю «брексит» провалом европейской политики. Он не только отражает политическую динамику в самой Британии, но и является результатом более давней проблемы – дефицита демократии в органах управления ЕС. Более обширное и прозрачное вовлечение большего числа общественных структур европейского общества могло бы укрепить положение Евросоюза. Кроме того, европейским странам нужно искать совместные способы решения общих для всех европейцев проблем и сделать так, чтобы их граждане разговаривали о них друг с другом. Формирование и укрепление общеевропейской публичной сферы – это уже не просто какая-то абстрактная причудливая политическая теория, а политическая и экономическая необходимость.

Для многих россиян, иммигрирующих в другие страны, очень важна их национальная идентичность. Они «чувствуют» себя «русскими», и к этому в значительной степени примешивается советский компонент. Но эта идентичность может сталкиваться с «европейской» или «американской» идентичностями. У вас никогда не возникало такого конфликта как у азербайджанца шотландского происхождения?

Ключевым здесь является то, что демократического способа решить, где проходят границы целого государства или даже его отдельного региона, просто нет. Будучи страной, наполовину охватывающей как Европу, так и Азию, Россия всегда будет оставаться «блюдом из двух ингредиентов». Но я думаю, что конфликты идентичностей возникают скорее из-за специфических политических факторов, чем из-за абстрактных исторических традиций или разных цивилизационных путей. Что касается меня лично, то я пришел к пониманию себя, путешествуя по миру. Азербайджан научил меня любви к человечеству. Шотландия научила меня, как за человечество бороться. Поэтому мы никогда не должны терять в него веру. Как сказал Курт Воннегут, «мы здоровы лишь в той степени, до которой наши идеи – гуманны». 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Translate »