Published On: Fri, May 12th, 2017

Интервью недели: Станислав Белковский – парадоксов друг

Карина Кокрэлл-Фере, колумнист “The Business Courier”

youtube

Станислав Белковский, российский политический технолог и публицист, Участвует в еженедельной программе «Белковский. Прямая линия» в качестве «главного специалиста» телеканала «Дождь». Photo: YouTube

Это интервью происходило по скайпу, связавшему Кембридж, где я находилась в тот день, с Венецией, где находился в это время Станислав Александрович Белковский. Связь оставляла желать лучшего. Было в интервью несколько напряженных моментов, когда мне неимоверно трудно было удержаться от вполне аргументированных (поверьте!) возражений.

Но всякий раз я напоминала себе, что это интервью, а не дискуссия, и в диспут я не имею права вступать, по закону жанра. И что основная моя задача – дать Станиславу Белковскому высказать свое оригинальное мнение по максимально широкому кругу вопросов на самые разные темы.

Выдержка меня не подвела. Я почти нигде не сорвалась в дискуссию. А вот в обсуждениях парадоксов господина Белковского и я, и Вы, дорогой читатель, имеем полное право возражать, не так ли?

Есть ли вопросы, которые Вам категорически не хотелось бы обсуждать?

Нет. Таких вопросов в принципе не бывает.

Ваш моноспектакль называется “Откровения русского провокатора”. Что это за профессия?

Это человек, который провоцирует кого-то на размышления.

Трудно ли живется в амплуа профессионального провокатора в России и, если да, то почему?

Я думаю, что это трудно в любой стране. А в России вообще трудно жить. Но зато интересно.

Какие книги – поэзия, проза – стали для вас в жизни самыми значимыми, сформировали?

Меня сформировали “Анна Каренина” Льва Николаевича Толстого, мемуары Надежды Яковлевны Мандельштам и письма Елены Георгиевны Боннер. Я преклоняюсь перед этими женщинами и заочно их люблю. На любой из них я мечтал бы жениться.

Вы никогда не говорите о своей семье, личной жизни. Это страх? Ей может что-то угрожать?

Я не хочу травмировать членов своей семьи. Мне было бы обидно и больно, если бы их начали полоскать в прессе. Я этого не хочу.

То есть Вы защищаете их от прессы?

Да.

Вы хорошо знаете Англию?

Неплохо.

Что меньше всего Вам нравится в Англии?

То, что она – не Германия. Мне гораздо более понятен немецкий порядок. Английский порядок я понимаю не так хорошо, так как он намного дальше отстоит от русского порядка. Английский порядок состоит в примате фактического над формальным, а немецкий – в примате формального. Например, если люди прожили не расписанными энное количество лет, то в английском суде они считаются супругами. А в немецком – нет. В Германии важна бумажка, а в Англии – нет. А для российского менталитета бумажка тоже очень важна. Поэтому немецкий менталитет мне ближе.

Посещала ли Вас когда-нибудь мысль об эмиграции из России?

Да, неоднократно. Но я отказался от этой идеи. Мне нравится в России. Мне нравится, что, когда я иду по улице Большая Бронная, где я живу, у меня каждый человек просит автограф. Если бы я жил в Великобритании или Германии, всё было бы иначе. Я тщеславен.

Говорят, что у Вас в гардеробе имеется православная ряса. Это правда? Если да, то зачем Вам этот необычный предмет гардероба?

Да, есть. Потому что я хочу стать священником. Просто еще не собрался.

Вы хотите стать православным священником?

Да. Потому что православный – это ортодоксальный. Православие -это просто ортодоксальная библейская христианская доктрина, и ничего больше. Все остальное – это отклонения от ортодоксальной библейской доктрины.

А как в эту доктрину вписывается РПЦ?

Никак. РПЦ подлежит ликвидации.

Простите, я не расслышала…

Ликвидировать ее надо. Это институция, созданная Иосифом Виссарионовичем Сталиным в сентябре 1943 года. Она была создана для того, чтобы поддержать советскую власть. Сталин пригласил трех митрополитов к себе в Кремль. И главный митрополит Сергий Старогородский, местоблюститель патриаршего престола, пришел к нему в светском облачении, а не в такой рясе, как висит у меня в гардеробе. И, увидев это, Иосиф Виссарионович спросил (извините, я не слишком хорошо умею изображать грузинский акцент): “Мэня боишься – Eго не боишься?”. Вот в этом весь смысл организации Русская Православная церковь. Она порождена страхом перед Сталиным. Ее нужно распустить абсолютно и заменить конфедерацией независимых приходов. Когда это произойдет, я стану священником и настоятелем одного из них.

Какая концепция роли священника Вам была бы ближе – священника как сакральной фигуры или концепция Лютера, который лишал священников сакральности и считал их всего лишь посредниками и “администраторами” между верующими и Богом?

Да, лютеровская концепция мне ближе. Как раз в этом году мир отмечает 500-летие Реформации. Учение Лютера – сам он не называл свою программу учением – основывается на теологических трудах Блаженного Августина. Я очень внимательно читал Блаженного Августина. И у него есть несколько очень важных мыслей, которые мне близки. Например, идея первородного греха. Она отвечает на вопрос, почему страдают невинные младенцы. То есть невинных младенцев не бывает, потому что абсолютно все наследуют грех Адама. Кстати, тезисы свои к двери церкви Лютер не прибивал, а просто отправил их архиепископу Майнцcкому. Я читал эти 95 тезисов, и основная их идея состоит в том, что человек остро переживает собственную греховность. Это русскому человеку довольно чуждо. А мне не чуждо. Я очень остро воспринимаю собственную греховность. И я понял, как быть. Надо каяться перманентно. И молиться. Вот Августин подробно описывает, как воровал груши. Сначала воровал груши, а потом стал великим христианским мыслителем.

Да, интересная эволюция. А как советский кибернетик по образованию, системный программист приходит к православной вере? Очень интересны ступени эволюции.

Математика – и есть религиозная доктрина. В ней много аксиом. Можно нагуглить много аксиом, которые изучают в третьем классе британской школы. Ваши дети могут изложить это гораздо лучше, чем я. Они это уже изучили. Вот, например: две плоскости, имеющие общую точку, пересекаются по прямой. Это что? Вы понимаете смысл этого утверждения? Нет. И никто не понимает. А я понимаю. Это гуманитарное утверждение. Потому что плоскостей не существует в принципе. И когда Вы скажете своим детям, что “мне вот тут Белковский рассказывал ерунду”, они Вам ответят, что ту же самую ерунду им учитель говорил в третьем классе. Эйнштейн определил, что прямых вообще нет. Есть только кривые. То же самое выходит по геометрии Лобачевского. Но мы живем в мире, где две прямые и плоскости есть, и это понятие целиком гуманитарное, а не техническое. Поэтому кибернетика – это тоже гуманитарная дисциплина.

То есть вот эта гуманитарность кибернетики и привела Вас к вере?

Так и есть. Потому что вообще невозможно понять, что происходит в математике, если не быть верующим. Вот формула Эйнштейна, включающая такой компонент, как скорость света. А что такое “скорость света”? Это Господь Бог. Свет – это Господь. Так сказано в Писании. И вот Эйнштейн, методом божественного откровения (его описывал еще Платон, который знал, что знание берется из ресурса вселенского резервуара, созданного Господом) узнал скорость света. Как же он это узнал? В результате эксперимента? С помощью Большого адронного коллайдера? Нет. Не было его во времена Эйнштейна, его только недавно построили в Швейцарии.

И математика, безусловно, является не только гуманитарной наукой, но и приложением к Священному Писанию.

Вот есть такое понятие в физике: волновой дуализм. Что оно означает? Оно полностью описывает соотношение человеческого и божественного в природе Христа. Вот как корпускула, частица, соотносится с волной в рамках концепции корпускулярного дуализма, так господь Бог-Отец соотносится с Богом-Сыном. Поэтому вся наука является ничем иным, как обоснованием бытия Божия.

В Венеции, где я сейчас нахожусь, я встретил Стивена Хокинга. Абсолютно случайно. Я шел по Сан Марко, главной площади Венеции, а мне навстречу на инвалидной коляске едет Стивен Хокинг. Я к нему подошел (я очень наглый человек) и спросил:

— Стивен Хокинг, а Вы действительно не верите в Бога? Ведь не может быть, чтобы Вы не верили в Бога?

А Стивен Хокинг – он не может говорить, у него такое электронное устройство, через которое он разговаривает – мне отвечает, подумав:

— Вы знаете, я не нашел ни одного доказательства того, что Бога нет.
После чего охрана меня выгнала, сказав, что я слишком много времени у него отнял. Но ответ на свой вопрос я получил.

Как православие может сочетаться с верой в астрологию, зороастрийский календарь, Заратустру и тому подобные конкурирующие мировоззренческие системы и культы?

Нет никакого противоречия и никакого конфликта. Заратустра – вообще-то протохристианство. Помните?

Слушайте!
Проповедует,
мечась и стеня,
сегодняшнего дня крикогубый Заратустра!
Мы
с лицом, как заспанная простыня,
с губами, обвисшими, как люстра,
мы,
каторжане города-лепрозория,
где золото и грязь изъязвили проказу,—
мы чище венецианского лазорья,
морями и солнцами омытого сразу!

Кто написал?

Маяковский.

Да, Маяковский. Владимир Владимирович, но не Путин, а Маяковский.

Противоречий между великими мировыми религиями нет. Например, в Коране, священной книге мусульман, упоминается только одна женщина. А кто это? Богоматерь. Мариам. Дева Мария. Мать Иисуса Христа. То есть, если разбираться, все это приблизительно одно и то же. Вот и Вавилонская башня. Господь Бог запретил строить Вавилонскую башню. Потому что не позволено человеку познавать Господа каким-то одним путем. А политеистические религии восходят к монотеистическим. Так Господь Бог разыграл человечество, чтобы мы не поняли, как нам действовать. Но в целом они только дополняют друг друга.

Важна ли для человека национальная самоидентификация?

Для человека важна любая самоидентификация, потому что ему важно понять, кто он вообще такой. Например, является ли он криэйтором или менеджером. Или и тем, и другим сразу.

Вопрос о национальной самоидентификации.

Это один из вариантов того, что я изложил. Вот мне хорошо в России. Я – русский, хотя мой отец был поляк, а мать – еврейка. Но мне очень хорошо в России. Я не хочу отсюда уезжать. У меня была масса возможностей это сделать, но я ими не воспользовался и не жалею об этом.

Вы сказали однажды, что “Гитлер был величайшим пророком еврейского народа”. И что “со временем я стал лучше относиться и к Гитлеру, и к Муссолини”. Что побудило Вас к такому более чем странному и парадоксальному выводу?

К Муссолини я всегда относился хорошо. А к Гитлеру стал хорошо относиться в последнее время. Я полюбил Гитлера. Я стал гитлерофилом. И вот почему. Моя бабушка жила в Париже в сороковые годы, во время гитлеровской оккупации. Она была еврейкой. Париж был первым городом капиталистической страны, выражаясь советской терминологией, которую я посетил. Я жил у бабушки в ее квартире в Париже. И спрашивал ее: “Как же так? Ты же еврейка, как же ты могла выжить при Гитлере?!”. На что она ответила мне буквально следующее: “Я очень любила своего мужа, а он нигде не хотел жить, кроме Парижа”. Вот и концепция Холокоста померкла в моих глазах. Потому что, если моя бабушка с такой “жидовской мордой”, как у меня, могла выжить в Париже в те времена… Когда она встречала мена в парижском аэропорту, я понятия не имел, как она выглядит. Но в этом не было необходимости. Она была настолько похожа на меня, что я сразу ее узнал. Она не разделяла концепцию Холокоста, того, что Гитлер был врагом евреев. Ведь если бы не Гитлер, не было бы создано государство Израиль.

Дело в том, что в Европе евреи полностью ассимилировались, как моя бабушка. Она – продукт этой ассимиляции. Она стала совершенной француженкой, родившись в Мариуполе в 1910 году. Вышла замуж за француза и уехала в Париж. И так любила мужа, что не покинула город во время гитлеровской оккупации. И выжила.

Может быть, ей просто очень повезло?

Да нет, не кажется. Там особо никого не убивали. Я могу отдельно рассуждать, почему Германия не могла обыграть Францию. Потому что француз для немца – это высшее существо. Вот Германия по-немецки называется “Дойчлянд” – “Земля народа”, а Франция по-немецки называется “Империя франков”. То есть Империя франков – главнее, чем Земля народа. И когда Бисмарк выиграл франко-прусскую войну, пленив Наполеона Третьего в Седане, и началось создание Германской империи, коронация императора Вильгельма состоялась в Версале. Ведь коронация немецкого императора может быть только во Франции. И сегодня, когда вы заходите на пресс конференцию стран НАТО, не кажется ли вам, что там что-то странное происходит? «НАТО» там написано по-английски и по-французски, а не по-немецки или по-испански. Только на двух языках. То есть культурное и ментальное доминирование Франции в Европе сохраняется. Поэтому сейчас Европа с замиранием сердца и отвисшей челюстью следит за тем, кто же выиграет выборы во Франции.

Так как я – энергетический вампир, то у кого можно пить кровь, как не у молодых? Вот я и спрашиваю у своих студентов: “Когда вы смотрите на герб Великобритании – Соединенного Королевства, не кажется ли вам, что там что-то очень странное выходит?”. Нет ли тут когнитивного диссонанса? Он есть.

Что же странного: DIEU ET MON DROIT, “Бог и мое право”? Норманнская династия, франкоязычные викинги, это их герб.

А почему на гербе Великобритании это написано по-французски? Дело в том, что, когда был изобретен этот герб, английского языка вообще не существовало. Только французский. И когда вы открываете роман Льва Николаевича Толстого “Война и мир”, то неожиданно убеждаетесь, что, не зная французского, вы не можете его прочитать. Он написан совершенно по-французски, черт побери!

Станислав, я чувствую, что Вы, во-первых, сейчас провоцируете меня усомниться в Холокосте…

Холокост – это не то событие, которое принято объяснять. Холокост был нужен для того, чтобы еврейский народ вернулся в Ханаан, Землю обетованную, как сказано в Ветхом Завете. Да, при этом Бог пустил в расход жизни 6 миллионов человек, но еврейский Бог и ранее не был особенно человеколюбив к избранному народу. А не исполнить Ветхий Завет Господь не может, ибо он всемогущ. Избранность – это что? Избранничество – что это? Это наказание. Поэтому Господь решил, что надо пожертвовать 6 миллионами людей, чтобы исполнить Ветхий Завет.

…и вторая концепция, в которой Вы провоцируете меня усомниться – это лингвистическая англоцентричность мира… По Вашему представлению, мир лингвистически франкоцентричен, так?

Да. Потому что французский язык более органичен. Он не палатализован. Я знаю шесть языков. И проблема английского языка в этом твердом “эй”, которое мало кто может произнести. Проблема немецкого языка состоит в прогрессивном оглушении. Вот когда вы подходите к концлагерю Бухенвальд, где Господь Бог совершал свой эксперимент над еврейским народом, напоминая ему, что еврейский народ должен жить в Израиле, а не заниматься ерундой, там написано: Jedem das Seine. Вот это “das Seine” довольно сложно произнести, а по-французски фонетически очень легко говорить. Там шесть падежей и много всякой ерунды, но фонетически он очень прост. А английский – это самый примитивный язык мира. Именно поэтому он стал международным. И еще – благодаря победе Великобритании над испанской Армадой. Иначе бы испанский стал главным языком.

Интересно… Ну, испанский и так главенствует на иных континентах.

Да, но английский совершенно примитивен грамматически: в нем нет ни родов, ни падежей. Это результат редукции серьезного языка. При этом словарный запас английского языка в семь раз больше русского. А почему? Потому что каждая нация, которая на нем говорит, добавляет в него что-то от себя. То же самое происходило с русским языком, пока был жив Советский Союз: все союзные республики в него что-то добавляли.

Где Вы так хорошо овладели украинским языком? Что явилось побудительным мотивом?

Я был женат на украинке, и мы дома с ней говорили только по-украински. Поэтому я так хорошо его знаю.

На встрече в Интеллектуальном клубе Светланы Алексиевич в Минске Вы рассказали о сложной ситуации, возникшей в Совете безопасности и обороны Украины в 2014 году, когда тогдашний исполняющий обязанности президента Украины А. Турчинов побоялся, судя по Вашему рассказу, единолично, согласно Конституции Украины, отдать приказ стрелять в “зеленых человечков” и путем легитимного применения военной силы защищать территориальную целостность Украины в Крыму. Если бы на месте А. Турчинова были Вы, какое политическое решение бы приняли?

Я бы немедленно привел все войска в движение и потребовал от Соединенных Штатов Америки ввести дополнительные войска. И никакой бы аннексии не было.

И не побоялись бы? А если бы началась Третья мировая война, начали бы бомбить…?

Кто?! Я бы всех разбомбил к чертовой бабушке! Это моя легальная территория. И совершенно незаконная угроза территориальной целостности моей страны. Я тут же ввел бы свои войска и обратился за помощью в НАТО с просьбой незамедлительно пресечь аннексию моей суверенной страны. И никакой бы аннексии не было. То, что украинцы этого не сделали, связано с их трусостью и глупостью.

Что будет с Россией, если цены упадут ниже 20 долларов за баррель?

Русский народ будет источать сладкую слюну, как и раньше. А Россию ждет катастрофа. Но в истории, к сожалению, пока еще такого не было, чтобы русский народ переживал из-за разрухи и катастрофы собственной страны.

Если бы Вы стали президентом России, что бы Вы изменили в ней прежде всего?

Я бы отрекся от власти и установил в стране конституционную монархию. Передал бы власть монарху.

Кого вы видите на российском престоле?

Британского принца Гарри. Младшего брата принца Уильяма. Вашего принца Гарри. Пока ваш, а потом – наш принц Гарри.

Да, но тогда у вас тоже все станут говорить на нашем примитивном английском…))

Ну, ничего, говорили же по-французски когда-то, и ничего. Заговорят по-английски.

Поговорим о нас. Недавно в авторитетном британском еженедельнике The Spectator была высказана эпохальная мысль, что Британия и ее премьер Тереза Мэй нашли Третий Путь развития: отличный от левого глобализма и изоляционистского национализма, к которому сейчас двинулись многие страны. Это желаемое или действительное? Возможен ли такой путь вообще?

Процесс Брексита логичен и закономерен. В Европе может править только одна из двух сил: Германия или Великобритания. Править, конечно, должна Германия. Поэтому Брексит был неизбежен. А все эти “третьи пути” – это от лукавого. Германия уже победила, потому что Британия вышла из Европы. В любой семье проигрывает тот из супругов, кто первый подает на развод.

А Брексит заведет Британию туда, где она уже находится: в объятия Соединенных Штатов Америки. Британия является придатком США с 1945 года. Лучше всего в мировой литературе этот процесс описан в романе “Портной из Панамы” (это триллер Ле Карре, прим. К. К-Ф). Британия становится сателлитом Америки, ну, и слава Богу.

Опишите, пожалуйста, расстановку сил в Европе в ближайшие годы.

Германия становится единоличным и невозбранным лидером Евросоюза. Немцы должны строить Евросоюз, ведь они – аскетичная нация.

А вообще Евросоюз создал Наполеон Бонапарт. Феномен Наполеона состоит в том, что он был не французом, а итальянцем, и до конца жизни писал и говорил по-французски с большими ошибками. И, несмотря на это, он основал Евросоюз. Главной задачей Наполеона было помириться с немцами. И когда он выиграл битву при Аустерлице в 1805 году, он зашел в Вену – там находилась столица Священной Римской империи до того, как Бисмарк перенес ее в Берлин – и пригласил императора Франца в оперу. Император Франц не сел в тюрьму за то, что проиграл битву Наполеону, так как целью Наполеона была интеграция Германии.

Кроме того, Наполеон стал первым президентом Италии, собрал конгресс и назначил себя президентом Цизальпинской республики. Поэтому Германия должна быть центром и доминантной силой Европы, но только через Францию. Вот сейчас Германия назначает президента Франции – премьера Макрона – и через него будет управлять всей своей новой империей. А Великобритания выходит из Европы и правильно делает, так как она итак является придатком США и ее вариантом light.

Почему в интернете так упорно ходит мнение, что Вы “посадили Ходорковского” и с одного Вашего доклада началась кремлевская “охота на олигархов”? Насколько обосновано это мнение?

Мой доклад был совершенно открыто опубликован в средствах массовой информации. Ходорковского я не сажал. Его посадил Владимир Владимирович Путин. И никто иной. За доклады в России вообще не сажают. Но мне эта версия лестна.

Вы знаете, у меня была знакомая Лариса Герштейн, она была заместителем мэра Иерусалима. И вот, она вышла замуж за диссидента Эдуарда Кузнецова, который угнал самолет. И когда ее спрашивали, почему она вышла замуж за Эдуарда Кузнецова, который угнал самолет, она отвечала: он хотя бы может угнать самолет. Вот и я могу гордиться тем, что я “хотя бы посадил Ходорковского”.

“Будет ли война с турками, граф”?

Война с турками? Для России – это идеальный вариант. Потому что турки – это единственные, кого Россия может победить. Все это идет еще со времен Крымской войны. Когда русский солдат видел турка, он переходил в наступление и хотел этого турка убить. А как только русский солдат видел француза или англичанина, он бежал. Это хорошо описано у Льва Николаевича Толстого.

Почему россияне так сильно влюбляются в иностранных лидеров? Это что-то психологическое – такая потребность в любви?

Это вопрос к Антону Павловичу Чехову, который точно описал этот феномен в пьесе “Три сестры”. Русский человек очень провинциален. Он хочет из провинции в Москву, а из Москвы он хочет в Париж. Для сравнения. Вот если бы Вы выходили замуж, хотели бы Вы свою свадьбу праздновать в Улан-Баторе? Не думаю. Вы захотели бы праздновать ее в Париже. Русский человек испытывает огромный провинциальный комплекс перед Европой.

Где-то Вы сказали, что помогли Борису Березовскому, с которым были довольно близки, “генерировать одну важную идею”. Что это была за идея? И действительно ли Борис Абрамович Березовский покончил с собой в Саннингхилле?

Я помог Борису Абрамовичу сгенерировать не одну важную идею, а несколько. Есть анекдот, как два милиционера собираются к третьему на день рождения и один другого спрашивает: “Что бы нам ему подарить?”, а другой отвечает: “Давай подарим ему книгу!” и слышит в ответ: “Нет, книга у него уже есть”. Нет, я не одну идею помог Березовскому разработать, хотя у него и своих идей полно было и без меня. Я не преувеличиваю своей роли в его судьбе. А с собой он покончил. Никаких сомнений. Он был типичным носителем маниакально-депрессивного психоза. Я неоднократно сталкивался с ним в депрессивной фазе. Как только он проиграл процесс Абрамовичу и остался без денег и важной социальной роли, он покончил с собой. И это подтверждают его ближайшие родственники и начальники его охраны.

Какова была на это реакция Кремля?

Глубокое сожаление. Если под Кремлем понимать Владимира Путина. Потому что на пресс-конференции Владимир Путин сказал, что покаянные письма, которые ему писал Березовский, он читал, и его помощники советовали ему обнародовать эти письма, “Но, — сказал Путин со слезой в голосе, — Господь уберег меня от этого шага”.

Такое не мог сказать человек, который бы злорадствовал при известии о смерти, пусть бывшего, но ближайшего друга.

Какая самая сильная сторона кандидата в президенты Навального и какая самая слабая?

Самая сильная сторона Навального в том, что он умный и красивый. А слабая – в том, что он не командный игрок. Он работает и играет только на себя. Он не может собрать свою команду.

Насколько хорошо Вы его знаете? Вы с ним работали?

Да. Я дружил с ним, скажем так.

Может ли он когда-либо победить в России? Какие для этого должны сложиться условия?

Может победить. Он – очень русский тип лидера. Он молодой, красивый Путин. Другое дело – хочу ли я, чтобы он победил. Не уверен. Я не хочу в России вождей. Не хочу, чтобы приходил очередной вождь и заявлял, что он безальтернативен. Навальный очень умен. Его достоинства велики. То, что я сейчас говорю ни в коей мере не умаляет его достоинств. Но именно этим он и опасен: своими достоинствами. Я хочу, чтобы была конституционная монархия.

Как Вы относитесь к шпенглеровской концепции “заката Европы”, которой вот уже сто лет, но которую сейчас поминают чаще, чем какую-либо иную? Действительно ли мы переживаем падение влияния западной цивилизации и потерю европейского цивилизационного кода?

По-немецки она называется Der Untergang des Abendlandes -“закат западного мира”. Abendlandes – это не совсем Европа, хотя это неважно, это уже лингвистические нюансы. Да, книга вышла ровно 100 лет назад, в 1918 году, а Европа все никак не закатится, и судя по Вашему цветущему виду и блеску Ваших глаз и цвету волос, я не чувствую, что Вам плохо в Европе. Вот и мне неплохо: сижу в Венеции, тут хорошо! И никакого заката Европы я не чувствую. Никакого падения влияния западной цивилизации мы не переживаем, потому что Китай, например, смотрит Америке в рот. Западной цивилизации вообще нет альтернативы в современном мире. Мы все живем западными ценностями. Вот президент Китая Си Цзиньпин приезжает в Вашингтон не в халате, традиционной китайской одежде, а в англосаксонском костюме с галстуком, и сразу становится понятно, какой цивилизационный код доминантен.

Вы боитесь смерти? И если нет, то почему?

Нет, я совершенно не боюсь смерти. Я христианин. Я точно знаю, что буду жить вечно.

Как Вы представляете себе эту жизнь, в каком формате, агрегатном состоянии?

Господь не сообщает об этом. Он не может этого сообщить, так как эта информация доступна только Ему. Я знаю только одно: когда я умру, я окажусь в раю. Потому что, согласно теории Блаженного Августина и Мартина Лютера, юбилей которого мы скоро отмечаем, человек оправдывается верой. А я верю в Господа безусловно. Я ни во что так не верю, как в Господа Бога нашего Иисуса Христа. И в то, что Господь оправдает меня и призовет в рай.

 

Понравилась статья? Подписывайтесь на еженедельную рассылку и получайте больше эксклюзивных авторских статей.

 

Displaying 2 Comments
Have Your Say
  1. Очень внимательно прочитал интервью со Станиславом Белковским, потому что этот персонаж мне безусловно интересен.

    Интересен, как объект психологического исследования.

    Это чрезвычайно одаренный талантливый манипулятор – как мне думается без каких-либо особо акцентированных принципов.
    Тип шоумена-игрока, способного на любой парадоксальный кульбит – причем без каких-либо моральных обязательств перед кем бы то ни было и перед чем бы то ни было.

    Человек он, скажем так, буффонадный, причем в своем неизменном и почти постоянном шутовстве он как бы походя касается чрезвычайно важных предметов и идей.

    Вот и на сей раз его утверждения насчет гитлерофилии и нагло пренебрежительных замечаний, касающихся Холокоста, лишь подтверждают всё то, что я сказал о нём в начале.

    Это довольно коварная, рассчитанная на дешевые эффекты словесная эквилибристика благополучного упитанного буржуа, глубоко уверенного (а вот по каким, любопытно было бы узнать, причинам – уверенного?) в своей полной безнаказанности и неуязвимости.

    На самом же деле, я думаю. что он в основе своей – всё-таки именно грязный провокатор, тип циничного жестокого балагура, в реальности способного на что угодно без малейших моральных тормозов и нравственных колебаний. А уж о каких-то нравственных “терзаниях” применительно к нему – просто смешно говорить.

    Но зачастую слушать его занятно и любопытно, если, конечно обладать a priori соответствующим иммунитетом против его хитрых дьявольски-соблазнительных конструкций-ловушек.

    Потому что, убежден, его “господь” на самом деле – враг человеческий, лукавый клеветник – дьявол, сиречь – сатана.
    Именно отсюда его забубенная легкость в обращении с креугольными категориями и неизменная развязность тона.

  2. До семнадцатого века считалось, что свет распространяется мгновенно. Это подтверждали наблюдения лунного затмения. При конечной скорости света должна быть задержка между положением Земли относительно Луны и положением земной тени на поверхности Луны, но такой задержки не обнаружено. Сейчас мы знаем, что скорость света слишком велика, чтобы заметить задержку. Галилей сомневался в бесконечности скорости света. Он предложил способ её измерения путём закрывания и открывания фонаря расположенного на расстоянии в несколько миль. Неизвестно, пытался ли он провести такой эксперимент, но из-за очень большой скорости света измерение не могло быть удачным.

    Первое успешное измерение величины c выполнил Олаф Ремер в 1676 году. Он заметил, что время между затмениями спутников Юпитера меньше, когда расстояние от Земли до Юпитера уменьшается, и больше, когда это расстояние увеличивается. Он понял, что это получается из-за изменения времени, которое нужно свету, чтобы пройти от Юпитера до Земли при изменении расстояния между ними. Он рассчитал, что скорость света равна 214000 км/с. Неточность объясняется тем, что расстояния между планетами в то время не были ещё хорошо определены.

    В 1728 году Джеймс Брэдли оценил величину скорости света, наблюдая аберрацию звёзд (изменение видимого положения звезды, вызванное движением Земли вокруг Солнца). Он наблюдал одну из звезд в созвездии Дракона, и обнаружил, что её видимое положение изменяется в течение года. Этот эффект работает для всех звёзд, в отличие от параллакса, который заметнее для ближних звёзд. Аберрация аналогична влиянию движения на угол падения капель дождя. Если вы стоите, и нет ветра, то капли падают вертикально вам на голову. Если вы побежите, то окажется, что дождь идёт под углом и попадает вам в лицо. Брэдли измерил этот угол для света звёзд. Зная скорость движения Земли вокруг Солнца, он определил, что скорость света равна 301000 км/с.

    Первое измерение c на Земле выполнил Арман Физо в 1849 году. Он использовал отражение света от зеркала, удалённого на расстояние 8 км. Луч света проходил через зазор между зубчиками быстро вращающегося колеса. Скорость вращения увеличивали, пока отражённый луч не становился виден в следующем зазоре. Рассчитанная величина c получилась равной 315000 км/с. Через год Леон Фуко улучшил этот метод, используя вращающееся зеркало, и получил гораздо более точное значение 298000 км/с. Улучшенный метод был достаточно точен, и с его помощью определили, что скорость света в воде меньше, чем в воздухе.

    После того, как Максвелл опубликовал свою теорию электромагнетизма, стало возможно определять скорость света косвенно по значениям магнитной и электрической проницаемости. Первыми это сделали Вебер и Кольрауш в 1857 году. В 1907 году Роза и Дорси таким же способом получили 299788 км/с. В то время это было самое точное значение.

    В дальнейшем дополнительные меры применялись для повышения точности. Например, учитывали коэффициент преломления света в воздухе. В 1958 Фрум получил значение 299792.5 км/с, используя микроволновый интерферометр и электрооптический затвор Керра. После 1970 года с использованием лазера с высокой стабильностью спектра и точных цезиевых часов стали возможны ещё более точные измерения. До этого времени точность эталона метра была выше, чем точность измерения скорости света. И вот скорость света стала известна с точностью плюс-минус 1 м/с. Теперь стало более практично в определении метра использовать скорость света. Эталон расстояния в 1 метр сейчас определяется с использованием атомных часов и лазера.

    А не “Эйнштейн узнал скорость света методом божественного откровения…”

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Translate »