Published On: Fri, May 12th, 2017

Директор первой русской школы Британии Ольга Брамли: “Я занимаюсь тем, в чем есть необходимость”

Интервью: Калина Вылчева

Лондонская школа русского языка и литературы – первая русская школа в Лондоне и в Великобритании – отмечает окончание 20-го по счету учебного года, а Международная Ассоциация русских школ и культурных обществ Eurolog UK и Фестиваль русской песни – свою 10-ю годовщину. 1 июля в лондонском историческом Drapers’ Hall состоится юбилейный благотворительный русский бал, на котором выступят: Британский Имперский Оркестр, известный российский актер Заслуженный артист России Максим Аверин, солисты Государственного ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева и оперные певцы- Евгений Южин и Александр Науменко. Директор Лондонской школы русского языка и литературы и председатель Eurolog UK Ольга Брамли поговорила с Business Courier о предстоящем событии, своей школе и о том, кому и зачем в Великобритании и других страх Европы нужны русские культурно-образовательные проекты.

Ольга Брамли

Ольга Брамли

Ольга Брамли: Мы проводим этот юбилейный бал по совершенно особому случаю. 20 лет назад, еще до того, как здесь появились русские магазины, русские юристы, дантисты и другие предприятия наших соотечественников, мы открыли первый в Великобритании русский культурно-образовательный центр, который назывался Лондонская школа русского языка и литературы. А позже наши коллеги в Германии основали Международную Ассоциацию русских школ и сообществ Eurolog, и в 2006 году образовалось наше собственное объединение – Eurolog UK.

Осенью 10 лет исполняется и Фестивалю русской песни. Так как по времени совпало сразу несколько юбилеев, мы решили, что просто обязаны организовать в их честь действительно масштабное, торжественное событие, которое привлекло бы внимание к русскоязычной диаспоре и нашей культуре. Мы соберёмся в одном из красивейших мест нашего города – историческом дворце Drapers’ Hall, который когда-то принадлежал королю Генриху VIII и Оливеру Кромвелю.

Программа очень разнообразная. Прочитает монолог заслуженный артист России Максим Аверин. Выступит замечательный тенор Евгений Южин – он будет петь соло и дуэтом со своей супругой певицей Юлией Снежиной. Свои лучшие номера будут танцевать солисты знаменитого ансамбля им. Игоря Моисеева, которому в этом году исполнилось 80 лет. И, наконец, звезда нашего бала – British Imperial Orchestra. Руководитель этого оркестра, лейтенант-полковник Грэм Джонс, раньше управлял оркестром гвардейцев Её Величества.

 

Charity-Ball-English

А как всё будет проходить?

Ольга Брамли: Первая часть – гала-ужин и концерт. Известная компания Lots for Charity, которая проводила аукционы на балах лорда-мэра и принцессы Шарлотты, проведет так называемый silent auction – молчаливый аукцион. Вторая часть – танцевальная, бальная под живое музыкальное сопровождение. В течение июня мы обязательно проведем специальные занятия по подготовке к танцам для всех желающих, так что сейчас уже самое время шить платья и искать красивые костюмы.

Бал будет проводиться в поддержку детского международного проекта Eurolog UK. Почему это так важно?

Ольга Брамли: Этому проекту уже более 15 лет. Он имеет огромное значение для психологической поддержки детей наших соотечественников. Везде складываются разные обстоятельства, и дети далеко не всегда могут адаптироваться к жизни в той стране, куда их привезли. И даже те, кто родился в семье у русскоязычных родителей, не всегда чувствуют себя абсолютно на своем месте. Очень много скрытых проблем, скрытого стресса, может быть, даже неосознанного. А в летнем лагере Eurolog, который открывает свои двери почти каждый год, созданы все условия для раскрепощения ребят, они занимаются творчеством и спортом.

В нашем проекте принимают участие русские школы, центры и театры из 15 стран мира. Но он волонтёрский и нуждается в финансовой помощи. Необходимо помочь малоимущим семьям, чтобы они имели возможность отправить своих детей в такой лагерь. Поддержать опытную команду педагогов, которая на протяжении нескольких лет жертвует своими отпусками ради этого проекта. И, конечно, нам нужны профессиональные врачи. Ведь привлечь врача в качестве волонтера – практически немыслимо. Нам это редко удавалось. Вот мы и решили организовать такой сбор средств в пользу Eurolog UK.

Какие проблемы адаптации детей существуют именно в Великобритании?

Ольга Брамли: Я работаю с молодёжью уже 20 лет и могу сказать, что большинство детей в разных странах, будь то Англия, Германия или Финляндия, испытывает очень сходные проблемы. Существует определенный ментальный, культурный барьер между русскоязычной семьёй и английской средой. Генетически дети принимают от родителей определенный код. Они ведь очень тонко чувствуют все различия, но не всегда могут сформулировать, в чем они заключаются. Особенно в последние два года появились сложности в связи с некоторой русофобией. Ребята просто ощущают, что им трудно найти общий язык, что их на каком-то уровне не принимают. Это очень тонкие вещи.

Дети наших соотечественников – очень талантливые, способные ребята, но им часто не хватает самовыражения. У них темперамент несколько более тёплый, чем, скажем, английский. Их эмоциям нет выхода. Для этого и нужно давать им возможность побывать в такой атмосфере, как в нашем лагере Eurolog. Дети занимаются творчеством, общаются между собой, ездят друг к другу в течение года и фактически становятся гражданами мира, членами международного клуба, обретая друзей в разных странах.

Как у вас возникла идея создания Лондонской школы русского языка и литературы? Ведь эта была первая русская школа в своём роде…

Ольга Брамли: У меня была дочь – шесть с половиной лет. У моего заместителя и партнера Марии Железниковой рос сын. И мы видели, как они начинают забывать русский язык, посещая английскую школу. Вы знаете, как быстро дети забывают русскую речь? Я лично знаю людей, которые привезли детей сюда в 12 лет, и спустя четыре года они настолько забывали язык, что, кроме слова «чай», уже ничего не помнили.

В английской школе детям объясняют, что они – британцы, и между, скажем, русскими родителями и их ребёнком неизбежно появляется своего рода водораздел. Конечно, британские школы делают правильно. Но мы поняли, что есть необходимость в специализированной русской школе. В то время существовала только русская школа при посольстве и экстернат. Первая была сугубо для детей дипломатов. Экстернат работал только два раза в месяц, и дети там обучались строго по российским программам. А наших детей нужно было готовить по особым программам – смягченным и немного видоизмененным. Например, они могли писать, но только по-английски. Их просто нужно было слегка переучить. Вот мы в каждом аспекте переучиваем и дополняем, только в ракурсе нашего родного языка, литературы и культуры.

Как ваша программа соотносится с программами британских школ?

Ольга Брамли: Мы ни в коем случае не отнимаем от британской системы образования. Но дополняем её своими уроками математики, курсом по русскому языку, литературе и истории, а также различными культурными мероприятиями – студиями, танцами, театром, музыкой, балетом. Это то, что они никогда не получат в английских школах. Даже курса по литературе в том виде, в котором он традиционно существует в российской программе, в английских школах нет и в помине. Там ребята изучают две-три книги в течение года, да и то лишь в старших классах.

В нашей же традиционной школьной системе курс литературы и чтения начинается прямо с детского сада. Есть специальные хрестоматии, набор произведений, рекомендованный для определенного возраста. Эти произведения расширяют кругозор, воспитывают, оказывают психологическую поддержку, развивают эмоции ребенка. Мы их разыгрываем на сцене. Все хрестоматии утверждены российским министерством образования и науки. В 2005 году мы участвовали в российском образовательном форуме и получили от Минобрнауки кубок и диплом лучшей русской школы зарубежья.

Насколько сложно было реализовывать проект Лондонской школы русского языка и литературы? С какими трудностями сталкивались?

Ольга Брамли: Во-первых, мы изначально решили, что не хотим организовывать школу как коммерческий бизнес. Нашим приоритетом было образование. Мы зарегистрировали нашу организацию как company limited by guarantee – это некоммерческая организация. То есть она по уставу не имеет права иметь какую-либо прибыль. То, что школа зарабатывает, она обратно вкладывает в учебный процесс. Поначалу были огромные трудности. Мы были первопроходцами.

Все программы приходилось прописывать самим. Были и финансовые проблемы. Мы не имели возможности развиваться широко. Но мы всегда старались держать преподавание на очень высоком уровне, обмениваться опытом. Потом по образцу нашей школы было создано огромное количество школ по всему миру, включая США и Японию.

На ваш взгляд, в чем главное отличие систем обучения в русских и английских школах?

Ольга Брамли: Сюда как-то приехала большая делегация педагогов из России, и мы повели их в английские детские сады и школы. Тогда я обратила внимание на то, что у английских детей с раннего возраста воспитывают чувство собственного достоинства и дают им право выбора. Например, педагог не командует – ну-ка, дети, собрали свои вещи, мы выходим на улицу играть в песочнице. Учительница спрашивает у маленького Джона: «Джон, ты хотел бы сейчас пойти на улицу поиграть в песочнице?». Если он не хочет, она просто идет на улицу с остальными детьми, а Джона оставляет на попечении помощника. А Джону-то всего три года!

Но это только один аспект. В английских школах на хорошем уровне преподаются драма, музыка, спорт. Но я подмечаю, что уровень ответственности у английских учителей не такой, как у наших классических педагогов. Наши педагоги ответственны за результат. И я считаю колоссальной ошибкой, что из местной системы образования изъяли любовь и дружбу. Все-таки огромное количество знаний мы перенимаем у людей, к которым тепло относимся. Поэтому любовь в широком смысле этого слова совершенно необходима в отношениях между учителями и учениками. Это формирование коллектива, дружеская, теплая атмосфера, которая подталкивает ребят к тому, чтобы приобретать новые знания. Все это было в советских школах.

Кроме того, в нашей системе образования был довольно сильный дух соревновательности, который из английской системы практически изъят. Здесь преподаватели очень аккуратны и стараются не создавать какого-либо соперничества между детьми. Но детям, которые не сталкиваются с условиями соревнования в детстве, потом очень тяжело приходится в реальной жизни. Когда они заканчивают школу, университет, они понимают, что никто с распростертыми объятиями их не ждет.

Сейчас нужно очень потрудиться, чтобы себя правильным образом подать и найти достойную работу. Соревновательность присутствует везде, особенно в сфере бизнеса. И, наконец, когда я училась в школе, нам преподавался широкий спектр предметов. Люди, получившие образование в советской системе, могут делать всё, разобраться в самых разных вопросах – от юридических до медицинских. Может быть, их знания не так глубоки, как у английского специалиста, который занимается каким-то узким делом, но они имеют достаточно хорошее представление, чтобы, например, правильно вести свой бизнес или несколько бизнесов, если нужно.

У вас ведь до открытия Лондонской школы русского языка и литературы уже был опыт ведения бизнеса?

Ольга Брамли: Моя история в этой стране началась с выставочного бизнеса. До распада СССР все мероприятия – выставки, ярмарки, встречи – организовывались исключительно через Росзарубежцентр. А после этого вдруг образовалось сумасшедшее количество компаний и банков, которым нужны были контакты на Западе. Они стремились совместно вести бизнес, устанавливать партнерства или просто сотрудничать с западными компаниями. И так получилось, что наша с моим партнером компания East-West Business Events в 1993 году организовала самую первую постперестроечную торговую международную ярмарку на территории Великобритании.

Мы с моим коллегой просто в свое время поняли, что для молодых русских компаний будет более правильно физически приезжать и проводить переговоры на территории западной страны – или в нашем случае в Лондоне, коммерческой столице мира. В ярмарке приняло участие около 80 компаний, 16 банков, знаменитый космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева… Потом стало ясно, что участникам и гостям гораздо удобнее работать на профильных мероприятиях, и я много лет устраивала павильоны на самых известных профильных выставках и ярмарках по всему миру. Но в 1997 году мы начали работать над созданием Лондонской школы, и постепенно она стала для меня основным занятием, а выставочное дело отошло на второй план. Все, за что я бралась, возникало из какой-то жизненной потребности. Так складывается у меня в жизни, что я занимаюсь тем, в чем есть необходимость.

Что такое для вас русская культура – это ведь широкое понятие – что оно включает для вас?

Ольга Брамли: Это всеобъемлющее понятие. Во-первых, это наш генетический код. Сейчас пользуются выражением культурный код. Прежде всего это история наших предков, то, что нам осталось от них по наследству, их взгляды и обычаи. Частично – религия, так как она пронизывает всю русскую культуру. Сумасшедший вклад в мировую культуру сделала русская музыкальная культура. Русский балет. Вот приезжающий к нам на бал ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева – один из лучших танцевальных коллективов мира. Так, как этот ансамбль, не танцует никто. В свое время они подарили 15 человек «Ривердансу» – может быть, именно благодаря их вкладу он и имел такой успех. Во всяком случае, руководитель ансамбля в этом убеждена.

Насколько русский язык востребован в Великобритании на сегодняшний день?

Ольга Брамли: Существует некое противоречие. На государственном, политическом уровне постепенно стараются что-то где-то урезать и свернуть. Некоторые учебные заведения закрывают свои русские отделения. Мы даже какое-то время назад участвовали в кампании по сохранению отделения в одном университете. С другой стороны, потребность в русском языке, конечно, растет, и даже многие украинцы и латыши, которые живут здесь, хотят сдавать государственный экзамен по русскому языку GCSE и A-level. У нас в этом году было сумасшедшее количество сдающих этот экзамен – более 50 учеников. В прошлом году буквально 1-2 ученика получили по нему «A», остальные 48 – «A*». В 2008 году наши ученики входили в десятку лучших по стране по результатам GCSE и A-level. Взрослые к нам тоже приходят изучать русский язык. Такие школы дополнительного образования, как наша, как раз и призваны дать образование по русскому языку и русской культуре, если эту функцию не выполняют местные государственные структуры.

 

Понравилась статья? Подписывайтесь на еженедельную рассылку и получайте больше эксклюзивных авторских статей.

 

 

 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Translate »