Published On: Sat, Sep 10th, 2016

ДМИТРИЙ БЫКОВ как ЗЕРКАЛО русской “оставации”))

 

carina cockrell_london

Карина Кокрэлл (CARINA COCKRELL)

Филолог, педагог, журналист, писатель.

 

То, что лекция Дмитрия Быкова об эмиграции недавно проходила именно на крыше (лекторий “Дождя”  “На крыше”), показалось очень уместным метафорически.

Ведь по своему психотипу эмигрант – это существо “фелинное” (в отличие от кинического психотипа патриота): кошка в своих передвижениях не дает никому отчета; цепь, поводок и тому подобные орудия пространственного контроля абсолютно несовместимы с кошачьей природой, она “сама по себе” уйдет от вас по крышам куда захочет.

В анонсе лекции интригующе заявлено: расскажут о русском эмигранте как психологическом типе и том, какими ТРЕМЯ чертами обладает ЛЮБОЙ русский эмигрант. Вот сейчас все про себя и узнаем!

bykov_london

За окном моего кабинета – чудесный английский август, уже 25-й английский август в моей жизни…

Тема русской эмиграции отмечает в 2017-м сто лет своей немеркнущей актуальности!

С тех самых пор, как Россия в 1917 году размножилась весьма непростым делением на две: эмиграция и “оставация”, перед умами практически каждого поколения вставала очень русская версия “гамлетовской” дилеммы, в которой глагол to be замещался глаголом “уезжать” (или его более точной современной версией “валить”- корень “вал” семантически ощущается как означающий массовость и необратимость перемещения).

При всем моем несогласии с некоторыми выводами и трактовками Дмитрия Быкова, считаю его непревзойденным просветителем, интересным литературоведом и выдающимся учителем, который сделал достаточно, чтобы навсегда остаться в истории русской культуры конца ХХ- начала ХХI в.в., которая если и умрет (простите черный юмор!), то только вместе с ним!

Быков правомерно определяет историю России ХХ века по волнам эмиграции, коих было примерно пять, и справедливо отмечает: последнюю определить как “волну” невозможно, ибо “дальше пошло цунами, оно, как известно, волнами не измеряется”, что ясно хотя бы по прошлогодним цифрам (приведенным ДБ).

В общем, продолжая жидкостную метафору, мы, господа эмигранты, уже не “капля крови, взятая на анализ” (Мария Розанова), а целый гематологический банк на крупной донорской станции!))

Итак, Дмитрий Львович предпринимает эдакую “линневскую” классификацию эмигранта, очень интересную еще и потому, что она хорошо показывает все заблуждения “оставанта” (“термин” совершенно нейтральный, придуманный исключительно для краткости обозначения, и никакого обидного смысла не несущий!).

Проблема в том, что противопоставление “эмигрант”-“оставант” в России содержит в себе исторический антагонизм. У других народов нет такого набора негативных определений: “предатель Родины”, “крыса, бегущая с тонущего корабля”, “гдехорошотамиРодина”, и т.д., потому что англичанин или американец, переехавший жить в Испанию, Францию или Италию, не вызывает у оставшихся ни осуждения, ни страстного желания, если и гибнуть, то только задушив в объятиях задумавшего побег соотечественника: ну уехал и уехал, дело частное –  думает англичанин и продолжает себе потягивать pimms или lager, не дуя в ус.

И не пишет гневных писем, допустим, в “Таймс”, отставной Британский Полковник о презренных “экспатах”, покинувших родной, великий Альбион в поисках менее дождливого климата или меньших налогов; не ругают их последними словами в постах и комментах на фейсбуке, и, конечно же, ведущие мастера британской культуры не читают лекций об их психологии и типологии на лондонских крышах. А все потому, что у них вернуться или уехать, и опять вернуться можно было всегда (исключение – если вас сослали в 19 веке в Австралию).

И почему-то кажется: современные мастера российской культуры, не нюхавшие эмигрантского пороха (“порох” внутреннего эмигранта по сравнению с этим – порох все же фейерверковый!), говорят об эмиграции, ее тяжелых проблемах и неизбывной эмигрантской травме тем чаще, чем непонятнее очередное “светлое будущее” на Родине, и чем больше им “и хочется, и колется, и мамка не велит”. И словно делают это для того, чтобы быть разуверенными: да что вы, ребята, не бойтесь, все у нас нормально, “и вас вылечат!”. И можно будет лезть на антресоли за чемоданами.

Итак, чудесный августовский вечер 2016 года на московской крыше. Аудитория молода (примерно от 22 до 30, изредка попадаются и постарше) и прекрасна: в глазах и на челах – ум, востребованные квалификации, свободное владение иностранными языками и компьютерными технологиями и та особая, тщательная небрежность в одежде, которая роднит креативный, образованный класс от Лондона до Сан-Паулу.

Во многих юных глазах также немой вопрос по поводу выбора жизненного пути: а это не больно – эмиграция?

Дмитрий Львович начинает издалека, с излюбленных учителями литературы “типичных представителей”: кирпичнолицый Британский Полковник, про которого “нам все известно”, Французский Любовник, Немецкий Философ-солдат вроде Гегеля, по которому “жители Кёнигсберга сверяли часы” (кстати, тут Быков явно перепутал Гегеля с Иммануилом Кантом, жителем Кёнисберга: Гегель в Кёнисберге и не бывал!)… Ну и конечно, главный предмет лекции, Русский Эмигрант, список психологических характеристик которого небогат: презрение к “туземцам”, пристрастие к склокам в эмигрантской среде, драки и рыдания от острой ностальгии с головой в салате на клетчатом столике парижского бистро.

Вскоре понимаешь, что лекцию-то надо было назвать “Образ русского эмигранта в литературе”, и, несмотря на все эти заявленные “пять категорий” и “девять типов” (или наоборот), если честно, со всех сторон рассматривается только ОДИН “психологический тип” эмигранта, имеющий крайне мало общего с собравшимися, по молодым и внимательным лицам которых бродит камера.

Ознакомившись вкратце с биографией Дмитрия Львовича, выясняем: источников познаний на эту тему у Дмитрия Львовича два. Первый и главный – конечно, литература. Второй – наблюдение за эмигрантами в их новом ареале обитания во время его более или менее длительных миклухо-маклаевских полевых экспедиций и более или менее тесного общения с изучаемыми особями.

Пересказывать лекцию не буду, скажу только о том, что особенно впечатлило. Вот, например, эта блестящая желудочно-кишечная аналогия!

“Я хочу подчеркнуть сразу же, что такое огромное количество эмиграции наводит на мысль о том, что как-то русская эмиграция — это важный процесс в русском общественном организме, это что-то вроде, простите, выведения известных физиологических жидкостей или масс из организма по ходу его развития. Для того, чтобы Россия существовала в своем статуарном, неизбежном виде, проходя одни и те же четыре стадии в своем календарном веке, проходя через революцию, заморозок, оттепель, застой в одной и той же неизменной последовательности, для этого, естественно, Россия должна оставаться константой и в отношении своей социальной структуры.”

Как же это здорово, какая сразу картина перед юным воображением: благополучно пройдя тонкий и толстый кишечник Отчизны, эмигрант благополучно выводится через прямую кишку, тем самым обеспечивая “жизнедеятельность” Великого Организма! Они же, умненькие дети на крыше, поймут, что эта аналогия регулярного, обильного выведения “продуктов жизнедеятельности” напрямую связана с сетованиями Дмитрия Львовича на то, что качество образованности российских правителей (от Николая Первого до наших дней) описывает плавную нисходящую кривую…

Может, тут не желудочно-кишечная аналогия уместна, а гинекологическая? Постоянные маточные кровотечения Родины после каждого мертворожденного политического младенца, подтачивающие и ослабляющие ее организм?

Слушаем Дмитрия Львовича дальше.

И постепенно вырисовывается из его виртуозно сочетающихся слов “типичный представитель” Русского Эмигранта, он таков:

Это мужчина средних лет, выпускник советского вуза, родившийся и полностью сформировавшийся как личность в СССР, с каким-то знанием языков, не без успеха занимавшийся своей профессией на русском языке и потом плавно сделавший свою внутреннюю “виртуальную” эмиграцию реальной: вытесненный из страны либо правительством, либо неблагоприятными обстоятельствами.

Политические его взгляды могут быть самыми разными: советскими, антисоветскими, “крымнашевскими”, “намкрышевскими”- роли не играет!

Но это всегда человек уязвленный, творческий, невротический, с обостренным самолюбием, склочный по отношению к своим, никуда не вписывающийся, который относится к туземцам со смесью ненависти, зависти и презрения, одержим целью достичь процветания и профессионального Олимпа в стране чужого языка и намерен свою успешность “оставантам” однажды доказать! Если он и уехал по своей воле, то вскоре свою ошибку осознал, но слишком поздно.

“Вы не можете выйти из эмигрантского состояния, как вы не можете перестать быть млекопитающим. Есть вещи необратимые.”

То есть это несомненно внутренний аутсайдер (не обязательно внешне) в состоянии тяжелейшей психотравмы.“Когда он оглядывается на Родину, у него, к сожалению, доминирует ощущение «чем хуже, тем лучше (…), потому, что он искренне считает свою нынешнюю Родину средоточием зла, раз ему нет там места. И, соответственно, чем там хуже, тем лучше. Он не радуется победам своей олимпийской сборной, ему грустно, когда растут в цене сырьевые и прочие резервы, ему противно, когда вдруг вместо инфляции начинается дефляция”

А Родина для Русского Эмигранта – это никогда и никуда не исчезающий, вечный, огромный “слон в комнате”, о котором постоянно думают и все движения с ним соизмеряют, терпят страдания, но не упоминают о нём, притворяясь, что его нет.

Конечно, автор встречал несколько таких эмигрантов. Скажем больше: автор наблюдал несколько случаев тяжелого диссонанса, когда иммигрант, страстно ненавидя весь уклад и обычаи новой страны обитания и плюнув на реформаторские попытки эту явно заблудшую страну совершенно изменить (о возвращении на Родину даже вопрос никогда не стоял и не стоит!), утешился тем, что (в свете последних политических трендов) к своему комплексу неполноценности добавил радостный комплекс “вставших с колен” и “всехнагнувших”! И тем почти утешился перед экраном родного телевидения.

Но сводить все сложное и многоцветное многообразие эмигрантской типологии к этому одному, мазохистически- травмированному  – это очень сильно упростить и проигнорировать все остальные типы.

Но слушаем дальше. А чем дальше, тем страшнее.

Профессия…

В общем, второе рождение на чужой планете: одиноким, немолодым, голым, съежившимся, безъязыким, уязвимым, травмированным, вырванным с корнем, без прошлого, без опыта, без профессии.

“Эмигрант лишен профессии, в этом его главная драма. Он либо должен ее подтверждать с помощью бесконечных тестов, либо менять ее до неузнаваемости, как меняет ее, например, российский психолог на американскую школу психоанализа. Либо он должен просто с нуля обретать профессию гораздо более низкого статуса. Профессию земледельца в Кибуце в Израиле, профессию таксиста в Нью-Йорке, профессию какого-нибудь переводчика, как случилось, например, с Михаилом Шишкиным в Швейцарии.

И заявлению этому придается статус универсальной аксиомы.  Тут мне вспоминается разговор с обаятельнейшим Михаилом Шишкиным (автор “Письмовника”, “Урока каллиграфии”, “Венерина волоса”) недавно в Лондоне. Трудно встретить более жизнерадостного человека. Живет он в альпийской деревне, пишет на русском и немецком, лауреат многочисленных, в том числе и международных, литературных премий, критики сравнивают его уникальный, виртуозный стиль с набоковским; у него прекрасная, большая семья – дети, внуки – мал мала меньше, которых он обожает.

Возможно, именно благодаря опыту эмиграции он и стал именно таким писателем. Эмиграция сродни олимпийскому испытанию: вдруг подключаются такие внутренние способности и ресурсы, о которых он в себе и не подозревал! Заметим, что стать “каким-нибудь переводчиком” в Швейцарии у Михаил Шишкина “случилось” после того, как на Родине, в 90-х, он работал учителем немецкого в московской школе – почему этот статус должен считаться выше статуса цюрихского переводчика?

Или вот, например, замечательная пара из Эдинбурга, “родом из СССР”. Она – прекрасный экскурсовод, влюбленный в свой Эдинбург; он – изобретатель, химик, много лет разрабатывавший революционную технологию переработки мусора в энергию. Терпевший неудачи, несколько раз все терявший и начинавший все с начала, и, наконец, успех! Его технологией заинтересовались серьезные компании в Эдинбурге. Сейчас у него лаборатория, любимая работа, у них замечательный, гостеприимный дом, сад, огромный белый пес, похожий на полярного медведя, и любовь к Шотландии…!

Я несколько лет играю в прекрасном своей творческой, дружеской атмосферой самодеятельном русском театре Кембриджа и мне не хватит никакого пространства статьи, чтобы даже очень кратко рассказать об опыте тех, кто не только состоялся и реализовался, воспитал прекрасных детей, но и, судя по всему, счастлив (состояние, впрочем, непостоянное везде, где бы человек ни жил!).

Впрочем, стоп. Кто же в это поверит? Мы же знаем: эмигрант не может быть счастлив без Родины по определению. Возможно, все они просто научились прятать страшную тоску под маской притворного счастья?

В одном Быков прав: почивать на лаврах раз и навсегда полученной квалификации – такой роскоши эмиграция не позволяет. С моей русской филологией (приехала я в Британию в 27 лет) в английской глубинке мне пришлось работать переводчиком, финансовым консультантом, досконально осваивать компьютер, подтверждать диплом педагога. Зато в результате получила востребованную, хорошо оплачиваемую и интересную работу преподавателя информатики в старших классах. Правда, хлестать свою тоску по Родине чайными стаканами на манер незабвенного Васисуалия Лоханкина и постоянно расковыривать ногтями свои травмы адаптации было совершенно некогда: муж тоже доучивался, сдавал экзамены, воспитывали маленьких дочек. А когда досуг появился, обнаружила, что Моей Страной уже стала Англия. Есть Родина (это одна эмоциональная связь) и есть Моя Страна – это совершенно иная, очень мощная эмоциональная связь: там, где новый Дом, новый опыт, любимые, дети. Со временем одна эмоциональная связь ослабевает, вторая – крепнет. Я не понимаю, от чего тут убиваться. Совершенно необязательно, чтобы Родина и Моя Страна совпадали. Обе они совмещаются, у каждой – свое место. Я не о политике правительства или ура-патриотическом официозе, я о той внутренней Родине, которая наше детство, наша юность. В ответ на избитую метафору Родины-матери – много ли найдется людей, которые всю свою жизнь живут с матерями? Главное – чтобы всегда можно было увидеться, и чтобы эмиграция не стала бы вновь сопряжена со страшным словом никогда. И в последние 25 лет все ведь так и было: нормально.

Но почему-то Дмитрий Львович ясно видит только одно: эмигранты находятся в состоянии травмы, или нет, лучше так: Эмигрантской Травмы. При этом он забывает упомянуть (или не в курсе), что все, что связано с адаптацией, новой профессией, языком, в гигантской степени зависит от того, в каком возрасте человек уехал. Полная адаптация тех, кто уехал на Запад до 30 лет, с хорошим знанием языка, занимает в среднем лет пять-семь. И “психотравма” минимальна, особенно если человек счастлив в новых отношениях, в новой семье.

Однако, мы замечтались. Не верьте: даже те, кто на вид совершенно благополучен или счастлив, и насвистывают какой-то там мотивчик, проезжая на велосипеде в погожий выходной по улочкам Кембриджа или Сентрал Парка, просто лучше других умеют скрывать неизбывную Боль, ибо эмигранту свойственна масочность поведения.

Эмигрант никогда не бывает самим собой. У него отняли возможность быть собой, он уехал. Приехала маска, оболочка. Эта маска должна изображать для иностранцев русские традиционные добродетели, чтобы не разрушать их клише, она должна демонстрировать другим согражданам, что все окей. Она должна оставшимся показывать, что выбор сделан правильный, эмигрант ни секунды не может позволить себе быть собой. Если же случаются такие счастливые люди, он вдруг не испытывает тоски по Родине, то чтобы его не сочли бездушным, он должен эмитировать эту тоску, иначе он выпадает из образа.

Запомнили?

Выпадет из образа, и все: на велосипеде продолжит свой скорбный путь Пустота. :-)

Дети-кентавры…

С детьми эмигрантов это вообще гоголевский “оррёр, оррёр, оррёр”! Вы думаете, что ваша четырнадцатилетняя Танечка громко рыдает, закрывшись в ванной, потому что на нее за всю вечеринку ни разу даже не взглянул very cool одноклассник Джейми с прекрасными ярко-зелеными волосами в самых модных “конверсах” с желтыми шнурками? Вы ошибаетесь! Проблема гораздо глубже. Это “русская генетическая память”!

Вы думаете, что ваш сынок, увлеченный комиксами “Марвел” и решивший вдруг со вчерашнего дня разговаривать, как гангстер с Бронкса, стал раздражительным и дерзким, потому что на носу у него, помимо выскочившего прыща, еще и экзамены, а он весь семестр валял дурака? Как бы не так: это его разрывает “русская кровь” и “гибридность” (как будто есть вообще где-то в природе тинейджеры, которых не рвут эмоционально на части их гормоны!)

Черта, тесно связанная с ностальгией, это катастрофическое отсутствие образа будущего, хотя у большинства сегодняшних эмигрантов есть дети, и дети эти прекрасно вписываются в Америку. Проблема в том, что они плохо говорят по-русски. С родителями все чаще переходят на английский, хотя родители настаивают на употреблении русского языка. Знаете, в чем здесь проблема? С одной стороны, эта ассимиляция прекрасна, и все мы должны радоваться, что наши дети так легко вписываются в новый мир. Но проблема-то в том, что наши дети — кентавры, у которых русская кровь, русские гены, русская генетическая память, и в этом новом мире они не бывают так уж совсем счастливы. Я очень мало знаю эмигрантских детей, которые при абсолютной интегрированности в американскую культуру, при брекетах на зубах, постоянном чтении ужастиков и графических романов, при хорошей осведомленности в голливудском кино и т.д., которые бы все-таки стали американцами. Они не американцы. Они именно гибриды, метисы, и этого не вытравишь. Очень немногие из них счастливы, более того, очень многие из них ненавидят родителей за то, что они без их воли навязали им вот это мучительное двойственное состояние. Поэтому образ будущего для большинства эмигрантов темен и туманен.”

Эх, забыла спросить у Дмитрия Львовича недавно, когда он опять на пару дней приезжал в Лондон, почему “стать американцем” он считает единственным эквивалентом счастья для подростка, как измеряет показатель счастья и “американскости”, а также, скольких он сам воспитал в америках- британиях таких “кентавров в брекетах” (блестящий образ, хихи, теперь не отвяжется!). Я – двоих, не считая любимой племянницы, и множество других “кентавров” по месту работы в колледже. Рапортую о том, что известно каждому педагогу: подростковые экзистенциально-гормональные кризисы приходят в норму)). Их в разной степени проходят все, включая ни минуты не иммигрантов, как и стадию подростковой “ненависти к родителям”, – самая обычная реакция на расставание с детством, желание самоутверждения, поиск себя, своего я, непременная часть взросления и развития независимости. Это естественно.

Я не говорю, что не бывает детей, увезенных с Родины в относительно взрослом возрасте и тоскующих по оставленным друзьям, школе, бабушкам и дедушкам. Но, по моим обширным наблюдениям в течение более двух декад, это успешно преодолевается (да и всегда ведь можно поехать на каникулы, повидаться), и “кентавры в брекетах” годам к 18 становятся по менталитету абсолютными американцами, британцами, французами и т.д., но с русскими корнями (о которых вспоминают все реже) и с той или иной степенью владения русским языком – так что, как мне кажется, Дмитрий Львович меняет местами правило и исключение.

Будущее…

И тут самое время обратиться к образу будущего несчастного эмигранта. “Нет повести печальнее на свете”.  Будущего тоже нет. Как пива в ларьке на Патриарших.

Поэтому образ будущего для большинства эмигрантов темен и туманен.”

“Но все это не отметает его (наших – КК) главных черт — помеси зависти и ненависти в отношении туземцев, ненависти и ностальгии в отношении Родины и полного отсутствия будущего, хотя у многих о нем чрезвычайно четкие представления. Представления есть, а реального будущего нет. Хотя многие, конечно, хотят мне возразить и будут возражать тем сильнее, чем больше у них зарплата в Силиконовой долине.”

“Родина может быть неправа. И озираться на нее с некоторым злорадством, еще раз говорю, это нормальная эмигрантская черта. Может ли такое общество построить счастливое будущее — нет, конечно, не может.”

Прочитав последнюю цитату, я не поверила своим глазам и перечитала опять: пахнуло учебником истмата.

Ах, как давно я не слышала ни в каком контексте это словосочетание – “построить счастливое будущее”! Я даже, честно говоря, немного подзабыла, как это делается. А, может, это троллинг, стеб? Ничего не понимаю: это о внутренних эмигрантах? Какое общество? Кто должен строить? Как? Водрузив на плечо кирки и лопаты? Стоп. Это Оруэлл. Мир так прочно уже отказался от счастьестроительной методики “проекта СССР”, что даже значение словосочетания звучит диким анахронизмом вроде окон РОСТа. Коллективного счастья “общества” не бывает. Оно строго индивидуально. Поэтому здесь применяют иную методику “построения счастья”, гораздо более проверенную и более человеческую!

Замечательный Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин сказал в 19 веке: “Если в России начинают говорить о патриотизме, знай: где-то что-то украли”. Перефразируя его, скажу: если где-то кто-то начинает говорить о построении ясного счастливого будущего обществом, значит где-то кто-то уже начал строить нео-гулаг light.

Я знаю: образ будущего моего темен, туманен и не виден мне, в отличие, полагаю, от тех, кто остался на Родине.

Но я скажу, как я вижу свое, эмигрантское счастье. Его не надо строить скопом, непримиримо, с вытаращенными от идеологических догм глазами. Я сама строю его всю жизнь вместе с теми, кого люблю, оно очень простое: это хороший, добротный дом с большими окнами, и сад, и терраса, и лето, может быть, где-то у моря (а, может, и нет), и длинный стол на террасе, и солнечные пятна сквозь листву вишен и яблонь на белой скатерти. Много еды, фруктов, вина, много оживленных голосов на разных языках, много детского смеха. География мало что значит, главное, все мы здесь – все здоровы, все в безопасности, все спасены, все счастливы, все со мной. И за одним общим столом: и прошенные, и непрошеные, и видимые и те, кто уже невидим! И музыка: кто-то берет аккорд на пианино, двери растворены в сад. И ты садишься посреди всего этого на дощатый пол террасы, пахнущий солнцем и недавним ливнем, закрываешь глаза и слушаешь, впитываешь каждый звук. Счастье не когда-то там, когда его построят какие-то общества и “массы масс”, а сейчас, сию минуту.

Простите, я сбивчиво…

Я понимаю Быкова, когда он говорит:

“Понимаете, можно везде стать чужим – это нормально, но стать где-нибудь своим эмигрант не может, он свой на Родине, но это, понимаете, как этот запах, как эти ветки уже жесткие, листья эти уже августовские, как этот московский закат с землей, с асфальтом, отдающим тепло…”

Я знаю: это неправда, то есть не моя правда, чужая.

Я искала свой Дом долго и, наконец, нашла. И мое странствие того стоило.

Самая точная метафора эмиграции для меня – Зазеркалье Алисы, где нет ничего определенного, и все ново и неожиданно, и может таить и опасности, и упоение, но это такое место, где слово EVIL (зло – собственные  страхи и отсутствие любви) вдруг превращается в свой перевертыш, свою противоположность: LIVE- “Живи”!

Со всей полнотой, “со всех ног”)) и изо всех сил! 

Displaying 52 Comments
Have Your Say
  1. Лена says:

    Я приехала в Израиль тридать лет назад с кандидатской степенью по теории литературы. Казалось бы… Переучилась и уже много лет преподаю в университете ивритскую литературу. Мне даже трудно рассказать в нескольких словах, до чего мне нравится то, что я делаю, какие у меня интересные студенты и насколько это в кайф – все время учиться. Я считаю, что это вполне легитимный статус – быть немного иным. Мой муж – репатриант из Америки, мой сын говорит о себе, что он наполовину русский, наполовину американец и наполовину израильтянин. Полтора человека! Так что никакого чувства ущербности у меня нет. Я объездила полмира, побывала на конференциях в самых разных городах, и полюбила возвращаться в аэропорт Бен-Гурион и слышать родной иврит…
    Но у меня был опыт, немного напоминающий то, что описывает Быков. У меня действительно была клиническая ностальгия. Физиологическая. Я очень трудно приспосабливалась к иерусалимскому климату, болели зубы, вообще первое время все болели и ныло. В России я всегда жила в городах, где было море или река, и мне понадобилось время, чтобы привыкнуть жить в горах. Я привыкла к огромным масштабам СССР, и не могла привыкнуть к маленькому городу и маленькой стране. Меня мучило ощущение, что вот сейчас из-за поворота выедет трамвай (тогда в Иерусалиме трамвая не было). И я с огромной радостью приезжала в Россию по работе – на месяц, на полтора… Была такая возможность – подзаработать в отпуск, он у меня большой. Но постепенно эта радость стала угасать. Я стала замечать серые, мрачные лица, всеобщую зажатость и ощущение какой-то скрытой опасности. Ну в общем, постепенно, в течение нескольких лет, произошла коренная метаморфоза: я стала чувствовать, что Израиль – моя родина, а Россия – заграница.В том числе физиологическая: теперь мне хорошо в Иерусалиме, а в России я сразу простужаюсь и болею.
    В общем, что я хочу сказать? Быков действительно очень поверхностно судит об эмиграции. Есть не только типы эмигрантов, о которых он ничего не знает (например, русские религиозные евреи в Израиле, Европе, Америке). Есть разные стадии привыкания. Первые годы трудно, но об этом некогда думать (тут об этом очень правильно писали). А когда появляется время для рефлексии – ты уже дома.

  2. Элла says:

    Меня просто удивляет в Быкове его поразительная самоуверенность – он берется выступать и рассуждать на любую тему, всегда найдет цитаты и ссылки… По-настоящему глубоким людям присущи сомнения.”Воды глубокие плавно текут, люди премудрые тихо живут….”

  3. Алфред says:

    Мне кажется,что лекция Быкова это пример фрейдистского проявления подсознательного. Быков говорит не об эмигрантах, а о своём кризисе идентичности. Это он чувствует себя неуютно в культуре, где его в лучшем случае только терпят, где даже “…на указателе “К могиле Пастернака” выведено “Жид.” Отсюда и метания его от ” девушки, ангела горбоносого” и хлёсткого ответа на “200 лет вместе” Солженицына, до принятия православия и объявления Израиля исторической ошибкой.

  4. Liliya says:

    Согласна с Ilya – херня….

  5. Michael says:

    Один из самых слабых текстов Быкова, текст, на 90% выдуманный и имеющий очень мало отношения к жизни современной российской эмиграции.
    О себе: уехал почти 20 лет назад в Америку из Москвы, в возрасте 55 лет, не зная английского. Счастлив, как никогда не был счастлив в России, разве что в юные годы, когда гормоны еще бурлили :). Прекрасная работа, дом, преуспевшие дети, стопроцентные американские внуки, человеческое общество вокруг меня…

  6. У Быкова есть такая комичная манера – объяснять жизнь литературой.
    – Что вы думаете о вчерашней выходке Иванова?
    – Да то там думать. Все это прекрасно описано у Паустовского (Маркеса, Борхеса)
    Дальше идет цитата.
    От литературы к жизни. И даже литература вместо жизни.

  7. medwedb says:

    Все, что я последнее время слышу от Быкова, хочется определить одним словом – вкусовщина. Возможно, многое может оказаться дельным и умным. Но общее впечатление создается крайне неприятное. Говорит ли он об Израиле, о Бродском, о Гросмане, Жаботинском, все выдает в нем комплексующего эстетствующего завистника. Эссе о писателях – фрагментарны и поверхностны. При этом он остается блестящим талантливым стилистом в своих стихотворных политических памфлетах. Говорить о нем не хочется.
    Достаточно того, что о нем сказали Губерман, Тарн (http://a.kras.cc/2016/02/blog-post_231.html?m=1) и др.

  8. Мне кажется, на этот раз классификация эмигрантов Д.Быкова по степени ностальгии не то что хромает, у неё вообще ноги переломаны.
    Какова была ностальгия у миллионов эмигрантов-евреев в конце ХIX – начале ХХ века? По Быкову, значит, они ностальгировали по погромам. Миллионы немцев из Казахстана ностальгировали по депортации из Поволжья. Миллион чечен пожертвовали десятками тысяч героев своего народа за что, г-н Быков? За эмиграцию всех(!) чечен или за ностальгию? А новая эмиграция евреев – это ностальгия по делу врачей, делу ЕАК и по чуть не состоявшейся депортации?
    А война России против «эмиграции» Украины – за ностальгию украинцев, которые запели всей страной «Никогда мы не станем братьями!»?
    И, в конце концов, эмиграция десятков тысяч предпринимателей и сотен тысяч молодых ученых, в большинстве своём русских по происхождению, это ностальгия по рейдерам, по «крышам в погонах» и зарплатам по 500 долларов?
    Нет, «соло г-на Быкова на крыше» – это соло для голосования «патриотов» 18 сентября за Россию без эмигрантов.
    Фактически, за «новосоветскую сталинскую власть».
    Каждый выбирает по себе…

  9. Елена says:

    Запоздалый (9.09.) ответ Карины Кокрэлл на давнее уже (11.08.) выступление Дмитрия Быкова на московской крыше – замечательный! Но бьет мимо цели.

    Потому что “лекция” Быкова – чемодан с двойным дном.

    О конструкции чемодана догадываешься, когда Б. набрасывает первую (из трех) типологию: есть власть, агрессивно-послушное большинство, и – “эмигрант” (который может быть и внутренним). Последнюю роль слушатели должны были примерить к себе. Опознать в зеркале собственную крисую рожу.

    Потайное содержимое чемодана Б. продемонстрировал, заговорив о 6-м пункте второй (из трех) типологии: о таком психологическом качестве “эмигранта”, как смешанное отношение к “туземцам”, о смеси зависти, восхищения и ненависти. Тут на смену местоимениям “они” или даже “он” впервые явилось откровенное “мы”.

    Надо сказать, аудитория контрабандный смысл выступления вполне восприняла. В конце обсуждения прозвучал вопрос о внутренних эмигрантах, которым “делать-то что?” А он на этот вопрос уже ответил. И ответ только повторил. ЧТо делать? Определиться в своем типе (третья из трех “типологий”) и попытаться перейти в “тип” “эмигрантов”-гениев, не выходит – попробовать податься в “успешные ассимилянты”, не получается – пойти в “шпионы”: осознать себя “засланным”, собирать сведения о “них” (о настоящих “них”, из первой “типологии”; с “властью” все ясно, но еще никто не осознал скачок в “динамике российского населения” – достойная задача для “эмигранта”-“шпиона”). Вот и “мессидж”! Если можно говорить о “мессидже” литературного выступления…

    Ведь по сути эта “лекция” – чистейшей воды литература. “Вчувствование” в “чужой” образ. “Двусмысленность”, уход от прямой речи. Нащупывание болевых точек, хлесткие афоризмы (больно? значит, проснулся). Провоцирование критических откликов. Ну и, литературной воды фатализм (“эмигрант” НАВСЕГДА останется главной экспортной статьей России, наряду с красавицами – а нефть разве на третьем месте).

    Это была такая прилюдная рефлексия. Над идентичностью российского интеллигента, обреченного быть “эмигрантом”.

    Судить все это можно разве по законам литературным. Литературщина, приблизительность, без попадания в яблочко. Играющий со стереотипом – выигрывает стереотип… Нет, не “гений”; а как “шпион” – эффективно ли работает?.. “успешный ассимилянт”?..

    А надо ли судить?

    Меня больше всего озадачил скачок мысли: переход от так было-так есть-так будет к “так – зачем-то – надо”. “Гомеостазис должен сохраниться”, “Россия должна оставаться статичной” – правда? Ну… этак каши не сваришь… будешь кушать то, что тебе на стол бросят…

    • Карина says:

      Так вот в этом и беда, Елена. Лекцию трудно судить по тем же критериям и законам, что и литературу, не так ли? Перемудрил. А “запоздать” тут невозможно: тема вечна))

  10. Vlad D says:

    Я не совсем понимаю какой великий смысл вообще в такой теме .
    Люди вынуждены были уехать из России по разным причинам. Каждый устроился как смог. У нас здесь свои сложности связанные с фактом перемещения – как мы все понимаемаем это факт не только перемещения в географическом смысле, но гораздо шире и нет мысла перечислять , ибо мы все прекракрасно знакомы, каждый со своим “эмиграционным набором”. Зачем тащить сюда осознанно или не очень свои глубинные переживаниия в связи с эмиграцией. Это наш русский пафос и драматизация на крышах или в подвалах, а для чего? Говорить обо всем чего несет эмиграция как говорить о любой науке в общем. Можете себе представить эдакую какофонию … Я слышу красивые, а то и страстные речи, но позвольте, как то тема не очень обозначена. Тема очень широкая и как и все в этом мире имеет свои пласты. Мне сложно понять цель дискуссии в таком формате. Как говорили мои учителя “не корректно поставленная задача подразумевает некоректно полученный ответ /или некорректный ответ :) ”
    С уважением к аудитории,
    Влад Д.

  11. Rob says:

    Дмитрий Львович что-то перемудрил и всех запутал. Согласен, что название “Образ русского эмигранта в литературе” к услышанному больше подходить и тут лектору нет равных. Очень интересно, но как эмигрант с 18-летним стажем с описанными сегодняшними реалиями согласиться не могу. Хотя у лектора есть одна классная мысль про то, что страна сейчас (Россия) уехала из под россиян и далее это всё надо понимать не про уехавших из России, а про как-бы продолжающих “жить” в России. Не надо забывать, что лектор читает лекцию на том месте, на крыше, из под которой уехала Россия, а у кого-то и крыша. Молодец. Я думаю, что Быков не настолько примитивен, чтобы понимать его в этой лекции буквально.
    Большое спасибо Карине Кокрэлл, за статью и всем за комментарии.
    —–
    А если серьёэно, то я за эмиграцию. Сам в Канаде с 1998 года, в 40 лет начал всё с нуля и как это всё было трудно и по-настоящему интересно. Меня поймут только те, которые через это прошли.

  12. Lev says:

    Удивительный фанфарон, этот Быков. Он не потянет в эмиграции выше чем учитель литературы или преподаватель в провинциальном колледже. Быков отчетливо понимает что ему не жить на Западе – он никому не нужен. С его пустоплетством, с полным неуважением к тем для кого он пишет. Отсюда и неприязнь и где-то даже зависть к тем кто состоялся на Западе.

  13. paul says:

    Страна, народ как и каждый человек стремится показать свою значимость(приемущество).
    Россия будучи на последнем месте в Европе пытается тоже всунуть свою значимость.
    А её нет. Индустрия жалкая. Оружие развитое, но так мало для серьёзной войны.
    Продаём великую душу рабского народа.
    И это после Сталина, Жукова(миллионы на убой), Великого Самодержавца Путина.
    Ура, Ура, придумайте сами, почему Ура, вам не привыкать.

    • Я прошу прощения.
      Но Вы, как мне понимается, оперируете тем же мемом, что и господин Быков Д.Л. И обобщаете. И сливаете в один флакон страну (территория+население) и государство (имперская вертикаль+чиновня).
      И получается, на мой взгляд, нехорошо. Именно так, как у г-на Быкова как раз. Он именно на понятии “россия”, на меме, спекулирует.
      Вы не находите?
      А Вы мне на карте “россию” показать сможете? Не РФ, а “россию”? Ведь это – разница.
      Такой у меня комментарий родился.
      С уважением,
      Елена
      СПб

  14. Ina Yofffe says:

    Действительно, ознакомилась с лекцией Быкова только благодаря Карине, спасибо.
    Хочу сказать вот что: есть и другие эмигранты, которые Быкову попасться не могут, потому что на его выступления не пойдут. Мы с мужем уехали из СССР 35 лет назад. Никогда не жили в местах, где есть скопление бывших соотечественников, даже в начале. Ностальгией не страдали ни дня, и, хотя легко никогда не было, даже не считаем Россию родиной, так, тюрьмой, из которой удалось убежать. Большинство наших приятелей не имеют русскоговорящих друзей и интересуются Россией так же, как Швецией или Китаем. Мы не одни такие. Только эмигранты, которые так и живут в русскоговорящем гетто ходят на все эти тусовки, а те, кто вырвались, перестают этим интересоваться. Муж работал по специальности, мне пришлось переучиваться, да и не удивительнно, ведь Росия отстатет от всего мира по всем показателям. Но страдать от этого нам в голову не приходило ни на минуту. Да и по-русски читаем только електронную почту от родственников.
    Дети же вообще, почти не говорят по-русски и никто уж из них по-русски не читает. Ну, и слава Богу. Классику прочтут в переводе, а сегодняшнее, по-моему, не стоит того.

  15. Елена says:

    Вероятно блистательный Быков задел-таки в душе струнки, что понадобилось ему отвечать столь талантливой статьей.

    • Да, Вы знаете… задел. Мои струнки, струнки оставанта как раз. Спекуляциями и надоевшей уже до всех чертей игрой государственников и имперцев на каком-то “патриотизме” по отношению непонятно к чему.
      Я в сотый или в двухсотый раз повторить хочу вопрос: а что такое есть эта “россия”? Прежде чем начать беседовать о любви к ней или нелюбви, надо же понять, что это такое есть.
      Моя точка зрения – это мем. Не более.
      Если смотреть на карту РФ, то пальчиком мне “россию” никто обвести не сможет. Ибо придётся проезжать по колониям метрополии Московии, почему-то названным “россией”.
      И вот этим мемом спекулируют все, кому не лень.
      Моя родина – не мифическая “россия”, а Петербург.

  16. Елена Пуртагон says:

    “Проблема в том, что противопоставление “эмигрант”-“оставант” в России содержит исторический антагонизм. У других народов нет такого набора негативных определений: “предатель Родины”, “крыса, бегущая с тонущего корабля”, “гдехорошотамиРодина”, и т.д., потому что англичанин или американец, переехавший жить в Испанию, Францию или Италию, не вызывает у оставшихся ни осуждения, ни страстного желания, если и гибнуть, то только задушив в объятиях задумавшего побег соотечественника: ну уехал и уехал, дело частное – думает англичанин и продолжает себе потягивать pimms или lager, не дуя в ус”.
    Только увидев заявленную тему, я хотела сказать именно то, что цитирую из статьи уважаемой Карины. Да, я искренне не понимаю (вернее понимаю, но будет очень длинно), почему это именно российскую колониальную империю покинувший “русскиЙ” (кавычки ставлю осознанно) – предатель и травмированное нечто. Хотя я сама – убеждённый оставант, моя эмиграция – именно внутренняя, мне в 54 года уже незачем ехать, никто меня “там” не ждёт, а профессия у меня такая, что не нужна она уже нигде.
    Или я не знаю эмигрантов – бывших советских, которые прекрасно себя чувствуют в США, не будучи никак травмированными?
    Нда. Господин Быков Д.Л. меня… ошарашил. Я не ожидала такого от господина Быкова. “И ты, Брут…”
    И вот что ещё я хочу сказать, это мой дадА. Моя родина – Петербург. В качестве родины я могу признать и ощутить ещё историческую область Ингерманландия. Не более.
    Ни один нормальный человек не может ощущать родиной всю эту раковую опухоль, именуемую “россией”. Если кто-то уверяет, что именно так ощущает, то это – феномен пропаганды и болезнь головного мозга. Невозможно ощущать родиной – от Балтийского до Тихого, от Ледовитого и до южных границ. Ну какая мне Камчатка – “родина”? Никакая.
    Вот и ответ. Господин Быков (и не только он) оперирует мемом, а не реальными родинами реальных людей.
    Такое будет моё мнение.
    Уважаемая Карина, спасибо за статью.

    • Valery says:

      Елена, Вы не правы в одном своем постулате (в остальном правы на мой взгляд): “…54 года уже незачем ехать, никто меня “там” не ждёт, а профессия у меня такая, что не нужна она уже нигде….” Мое мнение (проверенное на себе лично): после 50 лет жизнь только начинается, т.к. хочется чего-то иного, скорее “второй” жизни. Образование, профессия и т.п. цены не имеют, конечно жалко, но в урну. Я конструктор, бизнесмен и т.п., уехал в 14 (после Крыма), развожу свинок (вьетнамские вислобрюхие), Вы разводили в Питере свинок? Я же в Москве не разводил. Когда еду в город (живу на хуторе) раз в неделю, то встречаю питерцев и москвичей моего возраста (мне 53), нет несчастных. Можете себе позволить “вторую” жизнь лично Вы? Да, если задумаетесь над этим серъезно, т.к. любой может. Пример: соседняя усадьба продается годами за 15-17 тыс. евро, местным и дорого, и нафиг не нужно, постройки каменные, 2 гектара земли, виноградник, сады, большой пруд с рыбой и т.п. Это цена простого авто что в Питере, что в Москве. И нет ностальгии, ну совсем нет.

      • Уважаемый Валерий.
        Я с интересом прочитала Ваш комментарий.
        Я очень рада за Вас.
        Но. Мы все – разные. Ни за какие коврижки не стану разводить никаких нигде свинок. Не стану, вот и всё.
        Я – человек комнаты (“Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…”) и моего города.
        В комнате (сиречь, в квартире из тридцати квадратов) можно разводить свинок? Никакой хутор мне лично не подойдёт. Я из моего города – ни ногой.
        Заметьте: я говорю только о себе. Я без Питера сдохну. И без театров Питера. Это вот – моё. И таких денег у меня, сорри, нет. Я евры вообще ни разу не держала в руках. Я – инвалид, извините. 15-17 тысяч евро… Мамадарагая, я вообще не могу это себе представить. А кто пахать на этих гектарах будет? Рабы, которых я наняла бы? Не хочу.
        А уж сколько мне останется на дожитие – то никто не знает.
        Спасибо Вам за то, что внимательно прочитали мою реплику. И согласились почти со всем, кроме того, что я имею быть осознанным оставанцем.
        Кстати, “вторая жизнь” у меня, вынужденного полухикки, имеется.

  17. Анна says:

    Удивлена….
    Зачитывалась и засматривалась творчеством Д.Л. Быкова…
    Нет, скорее разочарованна..
    Человек, никогда и никуда не уезжавший НАВСЕГДА размышляет о тонкостях эммиграции.
    Мы уезжали в 1989, только закончивший универ филолог, экономист, закончивший “Плешку” 5 лет назад и 2 летний малыш.
    4-5 лет учёты , в результате которой филолог стал психологом, закончив аспирантуру Нью-Йоркского Университета, бывший “плехановец” стал адвокатом со своей частной практикой, а 2 летний малыш вырос и стал практикующим педиатром и растит своего первенца. Все самодостаточны, востребованы и не помышляют жизни вне Америки.

  18. Andrey says:

    Спасибо за то что сказали правду. Видимо Быкову , всё таки, “русское” затуманило глаза! А жаль!

  19. Очень интересная рецензия на лекцию Быкова, Карина, спасибо Вам!
    Сама лекция Дмитрия Львовича пошла бы возможно мимо меня, если бы не замечательная статья Карины и не перепост В.Шендеровича, подписчиком которого я стал по иронии судьбы как раз благодаря его поездкам за границу и встречам с эмигрантами, к коим и я себя отношу :-) Предполагаю, что в ходе таких встреч у Дмитрия Львовича, также как и у Виктора Анатольевича и формируется представление о русском эмигранте…
    Хотя, если честно, у меня возникло ощущение, что Быков говорит в меньшей степени о эмигранте.
    И мне поравилось, что Карина в самом начале заметила, что
    “лекцию-то надо было назвать “Образ русского эмигранта в литературе” – Быков действительно говорит поначалу лишь о литературных персонажах… Вопрос заключается в том, переходит ли он в дальнейшем на тему “русский эмигрант”?
    Всё чаще слышится в его речи словосочетание “внутренний эмигрант” и всё чаще кажется мне, что вовсе не “русский эмигрант”, живущий за границей становится объектом его наблюдения, а, как это ни странно прозвучит, “русский человек”…
    Я, как эмигрант, был вынужден так же как и Карина “примерить” всю классификацию Быкова на себя, и должен заметить, нашёл там много правдивых черт. Но к концу лекции всё больше нарастало во мне ощущение, что вовсе не я являюсь предментом лекции, а человек, любящий Россию и живущий в России с ощущением, что у него её отобрали… И чем больше Дмитрий Львович рассуждал о брайтен бич и силиконовой долине, тем далее усиливалось чувство, что человек, у которого болит сердце за всё происходящее вокруг него, глубоко ушедший в себя, кричит о помощи… И это ощущение конечно же подкрепляется тем, что вокруг него собрались такие же как он внутренние эмигранты – москвичи, и конечно никакие не заграничные эмигранты…

    Поэтому, статья Карины хотя и показалась мне очень интересной и аргументированной, но в ней мне слышна реакция человека, “задетого за живое”, хотя по моим ощущениям послание Быкова адресовано… Несколько не нам :-)

    Хотя может это только моё слегка гиперболизированное восприятие.

    В чём я абсолютно согласен с Кариной – это с её сравнением Родины и матери, и в этой связи я делил бы людей не на эмигрантов и оставантов, а на людей, у которых за Россию болит сердце и прочих.

    В лекции Быкова я слышу эту боль. Я слышу её особенно остро, когда Быков искусственно выкручивает “ручку позитива” и, улыбаясь, советует внутренним эмигрантам становиться шпионами- инопланетянами, собирающими сведения (кстати, мысль, которую он уже высказывал ранее на “Эхе”, обращая этот совет ко всем россиянам, в абсолютном отрыве от темы эмиграции, что также говорит в пользу моей версии).

    И то что у меня за Россию также болит сердце, не отделяет меня в лагерь “эмигрантов” а даёт мне, надеюсь, право причислять себя к лагерю Быкова :-)

  20. Сергей says:

    Иногда снилось, что снова оказался ТАМ. Давящее безысходности, пробуждение с сильным сердцебиением…
    А Быков, при всех его несомненных талантах (слушаю его лекции, читаю), навсегда останется человеком, назвавший Мой Израиль неудачным экспериментом.

    • Nadya says:

      Ha ha. So glad to hear I’m not alone.First 5 years suffered those d r teams regularly. Every time woke up with tremendous sense of relief that it was only a dream. Then over the years it got better. I don’t think that I had “that” dream last 5 years.

  21. Michael says:

    Быков производит впечатление человека с с огромной кучей когнитивного диссонанса. Все бы, конечно, ничего, но он проецирует свой диссонанс на все и всех вокруг него. Все эти его страхи от смены профессии, все эти его страхи перед эммиграцией и вся его обида, что он эти страхи побороть не может. Все это он выташнивает (возьмем пример с него в этом сравнении) на всех и все вокруг себя.

  22. Эллина says:

    Быков несомненно талантливый, но довольно часто высказывает мысли, в которых обобщает и даже как бы оскорбляет людей своими странными обобщениями, мне кажется это какая-то деформация, которая происходит с талантливыми людьми в тоталитарной России.

  23. Michael says:

    Дмитрий Львович, как и многие российские интеллектуалы нынешней России страдает то ли раздвоением личности (национальности), то ли просто напросто отрабатывает свое право работать (в том числе) в России. И он совсем даже не одинок – массовый тренд еще с советских времен не вылезать по возможности с Запада, но уж когда вернулся, то обязательно доказать свою преданность Родине. Имея развитый интеллект, является довольно мерзким перевертышем или перекатышем, строго следя за выпонением плана по оскорблению “нерусского”, называя себя “воцерковленным” православным, что подвергает сомнению тезис о его выском интеллекте.

  24. Марина says:

    Хотелось бы ,чтобы люди,проживающие в России,особенно такие высоколобые,уважаемые и любимые,избавились от чванства,национального,статусного,языкового и поняли,что эмиграция это новые возможности,которые обязательно надо использовать ,если у тебя появился шанс познать что то другое и выйти за пределы собственных привязанностей и ограниченностей.Эмигранты относятся к России как к части себя,как человек относится к детству,отрочеству,юности.Его жалко,в нём тоскливо и хочется в нём разобраться,но вернуться туда не возможно…и расстаться нельзя

  25. SVETLANA says:

    Мне кажется, что все эти русские эмигрантские вопросы и комплексы от того, скажем в отличии от Англии, например, в России никогда не ценился человек, как личность, как индивид. А обязательно, как винтик большой машины-монстра под названием Государство.

  26. “Но это всегда человек уязвленный, творческий, невротический, с обостренным самолюбием, склочный по отношению к своим, не вписывающийся никуда, относящийся к туземцам со смесью ненависти, зависти и презрения, одержимый целью достичь процветания и профессионального Олимпа в стране чужого языка, и намерен свой успех “оставантам” однажды доказать! Если он и уехал по своей воле, то вскоре свою ошибку осознал , но поздно.”

    Это всё есть, только причина другая – желание славы, внутреннее кровное – православное, болезнь прежнего идеологического мышления, стоит от этого избавиться, а на это порой нужны годы, но стоит ощутить себя человеком свободомыслящим и тут же, все эти частности, перечисленные ДБ – улетают прочь. Вот только мало тех, кто избавился от всей этой гнусности, что перечислил ДБ и что называется одним словом – патриотизм. ДБ, похоже, составил себе писательское представление о эмиграции, не имеющее отношение к реальности, а причина, мне думается, та же и указанная мной здесь.

  27. valentine says:

    Природа русской эмиграции — это не просто процесс выведения физиологических жидкостей или масс из организма. Этот процесс сродни китайской демографической экспансии в мире. Это – древнее, неизбывное, прописанное в российских генах желание осуществить незавершенное когда-то Чингисханом: построить империю – от Ламанша до Индийского океана. Но другими методами, с поправкой на современные условия. Отсюда и неприятие любой чужой культуры и “презрение к туземцам”.

  28. Roman says:

    Прочитал выдержки из лекции Быкова и вот о чем подумал(Я не эмигрант и живу в России). Ведь такими понятиями как Родина и мать, которые он использует, пользуются и мои знакомые, когда я обсуждаю с ними внутреннее устройство жизни в России.
    Очень правильно , мне кажется, здесь говорить о ценностях каждого. Если твои ценности – это человек, как личность, его личное счастье, а не абстрактное ощущение Родины , как некоего недифференцируемого социума (коллективного – МЫ), то очень трудно найти общий язык.
    Как только появляется “Я” у тебя в голове и в ценностной картине мира, то “МЫ” надо обсуждать, надо понимать какие ценности у этого “МЫ”. Так вот какие они, эти ценности, у этой Родины, в которой я живу сейчас?

  29. Lydia says:

    Все правильно Быков пишет. Во многом по крайней мере. Говорю как бывший эмигрант.
    В 2007 году я написала вот эту статью, мноргое созвучно:
    https://cont.ws/post/147254

  30. Victoria says:

    Отлично написано, спасибо огромное.

    К Дмитрию Львовичу только один вопрос – он сам побыл эмигрантом? Настоящим, вот чтобы лет 10 минимум? Чтобы делать такие выводы.

  31. Alex says:

    Говоря о таких как Быков и ему подобным у меня меня вопросы в другом- какие мотивы двигают евреем пусть даже напловину в принятии православия. Ну ладно бы протестантизма, католицизма на худой конец, но православия? Хуже уже только ислам. И второй вопрос – мне понятно, что еврей может быть не-сионистом, анти-сионистом, может сколько угодно критиковать Израиль, но как может психичсеки нормальный еврей выступать вообще против существования Израиля, за ассимиляцию, за права “палестинского народа” ?

    • Michael says:

      Добавляя сюда его периодические дифирамбы, “как бы невзначай”, Путину, вырисовывается определенная картина.
      Читая/слушая российских интеллектуалов понимаешь, что Дима не одинок. Мне тоже трудно себе представить ход их мыслей,
      но думаю это какая-то дикая смесь из рамочного мышления, попыток оправдать свою жизнь там и, конечно, дать понять власти, что хоть и враги, но не предатели. Вообще, мерзкая масса, кою я раскусил еще в 93м хотя бы по находке “расстрел(!) парламента”.

    • Елена Пуртагон says:

      Прошу прощения. Но мне очень не нравится определение “хуже только Ислам”.
      Лично я – атеист, да ещё и упёртый, хотя и не воинствующий (воевать могу с клиром, но не с верами), но такие оценки конфессий меня удивляют. Что это за шкала?
      Далее. А как может психически нормальный русский желать краха российской колониальной империи, например? А я вот – русская (русскее не бывает, во мне семь известных мне кровей, моя родина – Петербург, родной язык – русский литературноый) того желаю. Боюсь, что не доживу до того момента, когда можно будет посмотреть, как метрополия Московия окажется за забором Войновича.
      Посему. Мне непонятны вообще привязки к национальным и этническим принадлежностям, как и к конфессиональным.
      Благодарю за внимание.

  32. Михаил says:

    У меня одна тоска… Это что не могу помочь моей младшей сестре выехать из Родины сюда, где я живу (Финляндия) и каждый вечер говорю спасибо Богу, что он смог мне помочь избавиться от моей Родины и подарил прекрасную новую Родину с новыми, настоящими друзьями. Дочь и две любимые внучки живут в США, Майями, благодаря тоже моим стараниям-регистрировал их на Green Card без их ведома и… получилось. Иногда приходит глупая мысль… если бы заставили силой вернуться и жить даже в хорошем доме и с отличной зарплатой в мою Родину – думаю… девять граммов в сердце… Вот так – то Дмитрий Быков. Это говорю я вам Дмитрий – Михаил Твардовский.

  33. Позвольте мне посягнуть на одну из последних иллюзий, содержащихся как в цитатах из текста самой лекции (желания ознакомиться с ней целиком они у меня, увы, не вызвали), так и в отзывах Карины Кокрелл и других комментаторов. А именно: важность для душевного здоровья эмигранта возможности сесть на самолет и побывать на своей биологической родине. Обнять, таскать, березки перед ритуальным же употреблением спиртных напитков… Эта эмоциональная потребность действительно встречается, и даже нередко, но она отнюдь не универсальна, и уж совершенно никакого фундамента для ментального равновесия свалившего собой не представляет. Как многие здесь, дам в пример себя, любимого. Уехав с концами, причем совершенно легально, в 70-е, я имел возможность наезжать в гости сколько моей душеньке было угодно – и делал это регулярно, пока там еще жили члены моей семьи. Потом – ни разу даже мысли такой не возникло в течение 20-ти лет. А когда зазвали знакомцы (лет 5 тому назад) как бы на экскурсию, то тоже ни одного из предписанных г-ном Быковым чюйств не возникло. Посмотрим еще лет через 20… если вообще. Самое главное: я отнюдь не уникален в этом отношении. На свете множество людей, которым эмоции по отношению к государствам, странам, географии и “природе” мозги не затуманивают. Что касается русской истории и культуры, обе спокон веку вполне успешно процветают за пределами княжества. Так что все это псевдо-исследование, по-моему, яйца выеденного не стоит. Ну, я так понимаю, что г-н Быков – барин ученый и популярный, так почему бы и не побаловаться маленько? Тем более, что cool crowd принимает всерьез и приглашаетна элитную тусовку?

  34. lidia says:

    Согласна со словами ИГОРЯ Губермана—не дословно—===БЫКОВ НЕСЕТ ХЕРНЮ, НО ЗА ЕГО ТАЛАНТ Я ЕГО ПРОЩАЮ…..

  35. Не могу взять на себя смелость рассуждать о чувствах и ностальгиях русских по крови эммигрантов. Я еврей, уехавший с семьей в 1974 году в возрасте 27-ми лет из СССР в Израиль.Естественно, у меня огромное количество друзей, знакомых, полузнакомых.Почти никогда никто не говорил о тоске по бывшей родине!Если и была поначалу горстка тоскующих, то, спустя лет 5 приживания в новой стране, и они Н-И-К-О-Г-Д-А! больше не вспоминали СССР. С русскими, украинскими, белорусскими и т.д. эммигрантами начал сталкиваться после 90-го года. На сегодняшний день есть редчайшие случаи, чтобы кто-то из них вспоминал свою бывшую родину. Наоборот – всеми правдами и неправдами стараются вытянуть сюда своих нееврейских родственников. Единственная тоска – это по климату, да и то, только в летние месяцы.)) Передайте это Быкову.))

  36. Просто замечательно! Спасибо, Карина. Так меня здесь все радует, жаль, что поздно уехала.
    Люблю пример моего доброго приятеля, который эмигрировал с семьей, его сын был старшеклассником, никак не мог вписаться, не понравилось ему в Нью-Йорке, жена вернулась с сыном в Москву, стала ивестным ученым, сын выучился в ИСАА, японист, женился на кореянке, живут в Японии, их дети евреи-корейцы из Японии, летом приезжающие в бойскаутские лагеря в апстейт НЙ, говорят на четырех языках, и в каком месте их самоидентификация сидит, вряд ли знают.

  37. ilya says:

    Относясь с глубоким уважением и интересом как к стихотворному и литературоведческому творчеству, так и общественной позиции уважаемого господина Быкова, к сожалению вынужден констатировать, что его выступления (и стихи) касательно эмиграции, эмигрантов, Израиля вызывают, мягко говоря, недоумение. Как будто это писал и говорил совершенно другой человек – с хлесткими, но плоскими обобщениями, с живым языком, но ходульными мыслями, уверенный в себе, но плохо информированный. Если бы он только мог представить себе, насколько смешно нам, эмигрантам, не относящимся к описанному им типу (которые тоже существуют, конечно, но отнюдь не являются правилом) читать его “глубокомысленные” рассуждения о нас. При всем моем уважении к великому и могучему и нелюбви к ненормативной лексике, иначе чем “Хер-ёй” эти категорическое утверждения не получается.

  38. При всем огромном уважении и любви к незауряднейшему и духовно богатейшему Дмитрию Быкову, не могу, не без искренней грусти и сожаления, не согласиться со всем, что написала Карина Кокрэлл в своем ярком, умном и глубоком ответе на лекцию Быкова на крыше телеканала “Дождь”.

    Примечательно, что мое резкое возражение вызвали именно те фрагменты лекции Быкова о судьбе и психотипе русского эмигранта, которые отмечены в ответе.

    К сожалению, выступление умницы-Быкова (который, повторяю, меня как правило восхищает) на сей раз вызвало во мне оторопь и негодование. Но главное – огорчение, огорчение тем, сколь банальны, уплощенны и стереотипны оказались на в данном выступлении суждения этого блестящего человека.

    Самое же огорчительное – это те обобщения, то распространение своих представлений на всех людей, покинувших родину, которые допускает Дмитрий Быков в своих проекциях на чрезвычайно разноликое эмигрантское сообщество. Обобщения, насильственно приписываемые абстрактному “эмигранту”, грубо притянутые за души и в целом абсолютно предвзятые и несправедливые.

    Сердечно благодарю автора Карину Кокрэлл за то, что она сумела столь тонко, в блестящей изящной форме выразить и мои собственные мысли.

    Всего Вам доброго, Карина!

    • Феликс, а не знакомы ли мы с вами? Салон “Московский Художник”, Петровка, 12. Давным-давно.
      Любопытно.

      • Марина says:

        Никаких воспоминаний о Москве! Вы счастливы в новой реальности, ей живете, ни шагу в прошлое, ни места ностальгии) Будьте последовательны в своих эмоциях.

        • MariaMaria says:

          Это не ностальгия, это память. Отсидевший в тюрьме будет вспоминать о времени, проведенном за решеткой, вспоминать тех, с кем вместе “сидел”, но это не значит, что он ностальгирует.

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Business Consulting



Translate »