Никита Кричевский: Брекзит Владимира Путина

Влияют ли этнические корни той или иной нации, ее менталитет и экономический характер на исторические процессы в мире и в отдельно взятых странах? Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский рассказывает об этом на примере этнических, социальных и религиозных особенностей происхождения одного из самых долгоиграющих ньюсмейкеров XXI века Владимира Путина.

nikita krichevskiy_

Никита Кричевский. Современный российский экономист и публицист, специалист в области государственного управления экономикой, финансов, риск-менеджмента и социального обеспечения, радиоведущий.

В отличие от западного сообщества тема Brexit ныне на периферии внимания российского обывателя. Причин, по которым заинтересованность теплится и даже время от времени оживает, две.

Во-первых, Brexit воспринимается изрядной частью российской публики как свидетельство грядущего неминуемого краха объединенного европейского проекта (правда, крах этот никак не наступит, но русские, как они уверены, умеют ждать).

Во-вторых, применительно к экономике и финансам, Brexit может как-то повлиять на курс рубля по отношению к ведущим валютам – доллару, евро и фунту. Более ничего, поскольку внешнеторговый оборот между Россией и Соединенным Королевством незначительный, в последние годы чуть больше 2% от общероссийского.

Что касается научного сообщества, то оно склонно воспринимать Brexit как «черного лебедя» в трактовке Нассима Талеба, предусмотреть появление которого нет никакой возможности. Потому истоки данного феномена в исследованиях не нуждаются, разве что развести руками. 

А зря.

Brexit, как годом позже шокирующая победа Дональда Трампа, стал наглядным свидетельством игнорирования в политических и экономических построениях национального менталитета, социальной психологии, этоса или экономического характера нации. Как недавно заметил один не самый умный российский экономист, «слово «менталитет» я вообще не употребляю.., «дух народа» – этого я не понимаю, это не к экономистам».

Что Brexit, что Трамп во многом стали проявлением того самого «духа народа». В первом случае – желания обособиться, точнее, восстановить британскую островную (фантомно имперскую) исключительность, во втором – уверенности в том, что успешный бизнесмен Трамп знает, как Make America Great Again, поскольку утрата Штатами геополитической, экономической и технологической гегемонии стала очевидна даже простым американцам. Именно эти ценностные установки – основа двух самых знаковых событий второго десятилетия нынешнего века, а все, что было после – следствия, которые также можно было предвидеть.

Социометрия же, на которую уповали эксперты по обе стороны океана, подвела настолько серьезно, что поставила под сомнение развитие всей социологической науки. Не зря же в 2017 г. нобелевскую премию по экономике получил Ричард Талер за изучение влияния социологической психологии на экономическое поведение людей.

Впрочем, ментальные приводные ремни как Brexit, так и торжества Трампа в полной мере должны быть исследованы специалистами англосаксонских кровей, носителями местных умонастроений. В этом вопросе кроме самых общих норм и рекомендаций никакого глобального знания быть не может. В данном ракурсе предназначение российского ученого – попытаться понять роль менталитета в общественном поведении современных россиян, особенно тех, кто принимает ключевые для России, а иногда – для всего мира, решений.

Президент России Владимир Путин – чем не объект для такого, пусть, беглого изучения? Хотя бы для затравки, для возбуждения интереса к теме?

Малая Родина Путина расположена в Тверской области. Конкретно это деревня Поминово. Там жили его предки по отцовской линии, в деревне Заречье, что неподалеку, родилась его мать.

В XVIII-XIX вв. беспоповское Поминово было частью «старообрядческого пояса» вокруг Москвы (здесь бы углубиться в генезис русского Раскола, но места нет). Наиболее известные местности «пояса» – Гуслицы к востоку и юго-востоку от нынешней российской столицы, включавшие части Московской, Владимирской, Рязанской, Ярославской областей (в XIX в. именно там были крупнейшие фабрики старообрядцев), а на северо-западе – поповский Ржев, беспоповские Кимры или также беспоповская деревня Верхняя Троица, где родился сталинский «всесоюзный староста» Михаил Калинин.

Своеобразность мировоззрения потомков выходцев из бывших беспоповских селений характеризуется многими, на первый взгляд, малозначимыми деталями: скрытностью, неприхотливостью, аскетичностью и даже сохранением невестой девичьей фамилии при замужестве. Не все тверичи и их потомки были старообрядцами, но за несколько постраскольных веков у тамошнего населения сформировался своеобразный менталитет, в целом совпадающий с жизненными принципами противников государственно-никонианской реформации XVII в. Вот некоторые этико-психологические черты старообрядцев, к началу ХХ в. составлявших не менее трети русского социума.

1. Безграничный и безусловный патриотизм как радение о благе Отечества (согласно определению словаря Ожегова), созданного не людьми, но дарованного свыше: вспомним михалковскую строфу из нового-старого гимна «Хранимая богом родная земля». Эта ментальная черта спасла Русь от развала в конце XVII-начале XVIII вв., когда по стране огнем и мечом катился Раскол. В экономике – это следование этатизму (активному участию государства в экономической жизни общества), солидарность и коллективизм. К слову, носители старообрядческого менталитета никогда не смогут понять стремление других наций постсоветского пространства к отделению от бывшей метрополии.

2. Консерватизм до ретроградства в мировоззренческих и поведенческих аспектах. Особенность, проистекающая из природы Раскола – неприятие реформации симулякров (обрядов, символов), а также, что немаловажно, отказ от регулярных контактов с иностранцами. Здесь же пренебрежение образованием, расширением компетенций.

3. Приверженность неформальным, понятийным уложениям. В этом проявляется сходство старообрядческих толков и согласий как с секретными службами, так и с организованной преступностью. Согласно поверхностным выводам конспирологов, Путин – продукт то ли КГБ, то ли «бандитского Петербурга», что неверно – просто менталитет старообрядцев коррелирует с принципами этих структур. В дополнение замечу, что деловые и житейские взаимоотношения старообрядцев строились на верховенстве личной ответственности перед своим сообществом, персональных ручательствах, круговой поруке, формировании нелегальных фондов или общаков, подчинении наставникам, необязательно страшим по возрасту или чину.

4. Склонность к решению проблем нестандартными, часто – незаконными способами: взаимоотношения с государством (синодальной церковью) в основном регулировались посредством коррупции, со временем она распространилась и на все стороны жизни.

5. Замкнутость, скрытность, приверженность компромиссам по схеме «уступая в малом, сохраняешь главное». Тут же осторожность, игра вторым номером, постоянное «параноидальное» ожидание опасности. Здесь корни перманентной внутренней собранности.

6. Склонность к деловым и личным перемещениям. Вероятно, это про беспоповских бегунов-странников, считавших, что приход Антихриста нужно встретить в дороге. Кстати, бегуны предпочитали максимально отдалиться от ненавистного им государства, не иметь дела с паспортами, аттестатами, билетами и даже деньгами. Не здесь ли первопричины запущенности нынешнего российского государственного института?

7. Тяготение к дохристианским обрядам и традициям. При Расколе гонениям подвергались не только ревнители «древлего благочестия», но и язычники. Наклонность к иррациональному неудивительна: в России всегда с пиететом относились к носителям оккультных знаний, начиная с европейских ведуний и заканчивая сибирскими шаманами.

Эти и другие ментальные особенности, вне всякого сомнения, архаика, не стыкующаяся с конструктивным институциональным взаимодействием внутри страны и за ее пределами, обезличенными рыночными отношениями, привлечением иностранных специалистов, капитала, технологий.

В то же время, клановость, непотизм, собственный «устав», альтернативные денежные фонды – все это, памятуя о печальном финале Российский империи, навевает мысли о закономерном повторении жизненного цикла нынешней властной конструкции. Но лишь в том случае, если смотреть на вещи линейно и отвергать любую возможность совершенствования действующей в России авторитарной системы.

Так незримо вроде бы полярные события и личности – Brexit, Трамп и Путин – сложились в единую картину под названием «менталитет». 

Никита Кричевский

доктор экономических наук, профессор 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »