Published On: Tue, Nov 22nd, 2016

Борис Эйфман: “Наш театр стремится выразить в танце тайну человеческой души”

6 декабря в Лондоне на сцене London Coliseum состоялась британская премьера спектакля “Up & Down” – авторской интерпретации романа Ф. С. Фицджеральда “Ночь нежна”. Накануне спектакля мы задали несколько вопросов режиссёру-постановщику спектакля Борису Эйфману, балетмейстеру и художественному руководителю Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. Он рассказал нам об источниках вдохновения, своём художественном методе и о том, почему так и не поставил балет о жизни Фрейда.

foto-stanislava-belyaevskogo_mg_6505

Фото: Станислав Беляевский

Вы когда-то хотели поставить балет о жизни Фрейда. Как возникла эта идея? Почему решили оставить эту задумку?

– Лет 10 назад я действительно собирался сочинять балет о Зигмунде Фрейде – его жизни и научных исканиях. Я провел огромную подготовительную работу, изучил десятки – если не сотни – источников по теме психоанализа. Однако в результате отказался от этого замысла. Биография Фрейда все-таки крайне скупа на яркие события. Это был типичный ученый, почти вся его жизнь прошла в четырех стенах рабочего кабинета. Поставить зрелищный спектакль о таком человеке практически невозможно. А наш театр не может позволить себе выпускать балеты, которые не будут иметь успеха у зрителя.

В итоге Вы взяли за основу спектакля роман «Ночь нежна». Почему? Какими вопросами в первую очередь задавались в связи с этой книгой? Что хотели передать?

– Оставив намерение создать биографический балет о Фрейде, я начал искать материал, который позволил бы мне свести воедино танец и психоанализ. Довольно долго мучился с выбором источника, а затем вспомнил о романе «Ночь нежна» – и тогда, что называется, воскликнул «Эврика!». Более выигрышный вариант сложно было придумать. Во-первых, Фицджеральд описывает неотразимый Век Джаза – эпоху, невероятно популярную сегодня и у режиссеров, и у зрителей. Во-вторых, главным героем романа является психиатр, влюбляющийся в свою пациентку. У врачей есть негласное табу на близкую связь с теми, кого они лечат. Герой Фицджеральда нарушил этот запрет и женился на больной шизофренией девушке – наследнице огромного капитала. В итоге он оставил свою профессию и попал в «золотую клетку», погубив свой талант и утратив собственное «Я».

Наш балет это история человека, который не смог противостоять внешним искушениям и совершил тяжелейшее из предательств – предал самого себя.

Расскажите о процессе создания “Up & Down”. Как погружались в материал, где черпали вдохновение?

– Моменту, когда я вхожу в балетный зал и начинаю репетировать с артистами, у меня всегда предшествует «застольный период» – этап активного накопления информации. В случае с «Up & Down» мне помогали литература о жизни и творчестве Фицджеральда и эпохе 1920-х, экранизации его романов и, конечно же, музыка – источник, который неизменно питает хореографа. В партитуре «Up & Down» много джазовой музыки Гершвина, сумевшего в своих сочинениях виртуозно передать атмосферу вечного праздника «ревущих двадцатых». За лирическую линию в балете «отвечает» Шуберт. А напряженные моменты распада сознания персонажей соотнесены с произведениями Берга.

foto-evgenij-matveev_img_6940_01

Фото: Евгений Матвеев

Насколько сложно показывать психические особенности героев пластическими средствами, «переносить психоанализ» в балет?

– Не существует лексики, которая позволила бы описать процесс сочинения хореографии. Поэтому на Ваш вопрос нельзя ответить конкретно. Но я должен сказать, что «Up & Down» – очень важный для нашего театра (а, может быть, и для всего балетного искусства) спектакль. Это творческий итог многолетнего исследования психического бытия личности с помощью языка танца. Мы – наверное, впервые в истории – представляем на балетной сцене пластическую материализацию человеческого сознания и подсознания. Открываем перед зрителем внутренний мир героев со всеми их маниями и фобиями. Насколько сложно этим заниматься?

Подлинные свершения в искусстве никогда не даются легко. Наш театр все 40 лет своего существования стремится выразить в танце тайну человеческой души. И мы остаемся верны своей эстетической миссии, поскольку знаем наверняка: не существует эмоции или мысли, которые нельзя было бы передать на древнейшем языке тела.

Есть ли что-то, что вдохновляет вас в современной культуре, будь то кинематограф, музыка, литература или театр?

– Все перечисленные Вами виды искусства способны придать мне творческий импульс. Другое дело, что именно понимать под современностью. С моей точки зрения, современная культура – сложная совокупность различных художественных феноменов, существующих здесь и сейчас. Классика (к слову, чаще всего вдохновляющая меня) – точно такая же ее часть, как и всевозможные «актуальные» и авангардные течения.

Решая поставить балет по тому или иному литературному произведению, я в последнюю очередь думаю о том, когда именно писалась книга. Вообще, культура не может быть современной или несовременной. Есть культура, а есть – антикультура. И они должны быть строго разделены.

Есть ли различия в том, как ваши спектакли воспринимают в разных странах мира?

– Если и есть, то самые незначительные. Понимаете, танец – универсальное средство духовного общения. Оно объединяет даже тех, кому сложно придти к согласию в политических или, скажем, экономических вопросах. Наше искусство преодолевает эти барьеры, поскольку оно обращено к сердцу человека. Балет «Up & Down», поставленный в России по роману американского писателя на американскую же музыку, исполнялся нами на лучших сценах США, Франции, Монако, Израиля. И везде в адрес артистов звучали овации. Надеюсь, взыскательный лондонский зритель также окажет нам теплый прием.

Какие задачи вы всегда ставили перед собой как хореограф, берясь за такие произведения, как «Братья Карамазовы» и «Анна Каренина»? Если ли что-то, что объединяет все ваши спектакли?

– Когда я обращаюсь к великим шедеврам, то, конечно же, не намереваюсь заниматься их пересказом. Мне важно не перенести на балетную сцену сюжет, а выразить эмоции и идеи, рождающиеся при соприкосновении с гениальными творениями. Такой художественный метод – своеобразное «чтение между строк», позволяющее открыть неизвестное в известном.

Информация о спектакле  

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Business Consulting


Pin It

Translate »