Бабченко, футбол и камертон

Carina Cockrell-Fehre, journalist, writer

Carina Cockrell-Fehre, journalist, writer

English version

На этой неделе произошло очень знаковое событие. “Смерть” и “воскресение” журналиста Аркадия Бабченко и шторм, разразившийся после этого в печати по поводу нравственных камертонов, журналистской этики, ощущения общей дезориентации и издевательства над мировыми СМИ. У многих появилось чувство: нами манипулировали, с мировым сообществом и его мнением не посчитались, куда все это может привести, если нельзя верить уже и заявлениям правительственных организаций etc.

В 1711 году Джон Шор, придворный трубач английской королевы Анны, изобрел устройство для настройки музыкальных инструментов, издающее звук эталонной высоты. Если ударить по нему, раздается звук частотой 440 герц. Музыкальное сообщество тогдашнего мира решило присвоить эту эталонную высоту звука ноте “ля” первой октавы. Да, вы поняли — камертон.

После Второй мировой войны, ценой страшных потерь, цивилизованное мировое сообщество определило универсальный нравственный камертон, этическую ноту “ля” — бесценность человеческой жизни. А еще всегда была такая древняя нота “ля” репутации — неприятие лжи, лицемерия, наглого презрения к общепринятой этике. Правда, в политике и деловой активности абсолютную невинность было иногда трудно соблюсти, но всем было ясно, что хорошо, а что плохо. И когда общепризнанная норма нарушалась, это понимали все. Грубое нарушение всегда считалось нежелательным, а в идеале влекло за собой неприятные последствия для нарушителя.

В “деле Бабченко” мировое сообщество было потрясено постановкой — ни больше ни меньше — смерти… То есть спецслужбы делали свое дело, проигнорировав самый важный, как нам казалось, критерий: что подумает цивилизованный мир.

Для диссидентов советских времен правота свободного мира была непререкаемой: просунуть под Железную стену рукопись или послание — и огромный, большой, сильный, нравственный свободный мир придет на помощь, не даст сатрапам обколоть психотропами, заберет к себе.

Современная эпоха демонстрирует нам полное презрение к тому, что “мир подумает”.

Действительно, зачем ограничивать себя в средствах достижения цели и беспокоиться попусту, если можно с великолепной непредсказуемостью захватить часть территории соседней страны, а на другой части ее территории молниеносно развязать войну (в которой погибло уже более 10 тысяч человек)? Можно продолжать поставлять туда оружие, потому что между РФ и Западом кому-то нужна “буферная зона” — ничейная выжженная земля. Мир с этим практически смирился. Иногда только мир выражает “глубокое возмущение” и спрашивает: почему у “самообороны шахтеров” за четыре года войны не кончаются боеприпасы, и откуда у них реактивные установки, сбивающие самолеты на высоте десять километров?

«От верблюда, — отвечают миру. — Заткнитесь, надоели! Что-что? Свободный мир гарантировал неприкосновенность этой страны в обмен на ее ядерное разоружение? Ну и молодцы, спасибо вам. Что-что? Международные нормы? У нас в Совбезе вето, в рамках ваших же международных норм. Это раз. У нас ядерное оружие. Это два. Мы непредсказуемы. А начинает и выигрывает самый непредсказуемый. Это три. (Я воспроизвожу примерный поток сознания, легко восстанавливаемый по новостям последних четырех лет — К.К-Ф). Ах вы заботитесь о “непреложной ценности человеческой жизни”? Это некорректная формулировка, когда кто-то оказывается на пути к нашему грядущему геополитическому величию. И не вашим дрожащим ручонкам, привыкшим играть по правилам, нам мешать. А для того чтобы врага полностью расчеловечить и начать войну, мы прокрутим по центральным каналам рыдающих на камеры матерей распятых “укрофашистами” мальчиков и другие постановочные кошмары, тем более, что тема фейковых ритуально убитых мальчиков веками отлично срабатывала в деле еврейских погромов. Старые рецепты — самые верные. Что-что? Журналистская этика? Это гибридная война, бэби, привыкай! Победа будет за нами.»

И далее международная общественность слышит непереводимые перекаты русских слов, за которыми следуют “ихтамнет”, “самолет-не-сбивали”, “никого-не-травили”, “доказательств-у-вас-нет”, “плевать-на-ваши-доказательства” и “смотреть-в-глаза!”. И веселый смех из-под рыжеватых пресс-секретарских усов. И тянутся трубы “Северных потоков”, крепче связывающие “свободный мир” (уже так называемый) по рукам и ногам…

Раньше правила игры были понятны. Существовало противостояние идеологий. Идеологии разделял Железный занавес. Каждый по свою сторону считал себя морально превосходящим. Соблюдались какие-то приличия. Бросалась метафорическая перчатка. Теперь не стало ни железного занавеса, ни идеологий, ни правил. Правота сегодня — это самая эффективная ложь, которая приводит к цели. Именно она вызывает победное ощущение морального превосходства, а вместо церемонных внешнеполитических “перчаток” — непредсказуемый хук справа от “зеленого человечка”. Всё.

Презрение к самой концепции правды, к понятию репутации (“что мир подумает”) — вот основные ингредиенты победы в современной холодной и “горячей” войне.

Хуже всего, что и во внешней политике свободного мира уже не расслышать нравственного камертона. Это уже, возможно, совсем не нота “ля”, а вовсе другая нота. А может быть, эту дурацкую штуку — камертон — и вовсе вышвырнули в окошко и этическая какофония объявлена эталоном?.. Какофония — странный звук, режет ухо. Но ничего. Пройдет время, и все привыкнут. Тихое блеяние свободного мира о “международных нормах” и репутации никого уже даже не развлекает в Кремле.

Да, санкции. Но народ, который 70 лет не знал, что такое туалетная бумага, и готов опять не знать, санкциями не запугаешь, а “свободный мир” все равно никуда не денется: приедут на все форумы, будут натужно улыбаться и пожимать руки, подписывать договоры и выгодные контракты. Одной рукой накладывать санкции, другой — аннулировать всякий от них эффект. Пост-правда не только прекрасно приживается и работает — она становится новой нормой. Кто сказал, “что позволено Юпитеру, то не позволено быку”?! Сегодня тот, кто смог изумить и ошеломить своей непредсказуемостью, — тот и Юпитер! Все сегодня юпитеры, всем всё позволено.

Какое может быть уважение ко мнению и моральным оценкам мировой общественности, если она, несмотря на все отравления, сбитые “Боинги”, развязанные в центре Европы конфликты, не слишком точные бомбардировки в Сирии и аннексированные территории, несмотря на запытанных в тюрьмах изобличителей коррупции, несмотря на голодовки политзаключенных, дружно собирается на блистательный триумф великого пост-цезаря пост-правды.

Он отменил наши нормы и установил свою: абсолютную моральную относительность.

И мир добровольно повлечется за его сияющей триумфально-футбольной колесницей 14 июня. Потому что “реал-политик”, потому что атомная бомба, импорт-экспорт, потому что нужны “северные потоки”, прибыли от мостов, ведущих на аннексированные территории, прибыли от контрактов на рекламу на мундиале, проценты с банковских вкладов “неясного происхождения” — да мало ли!

В Москве будет весело. О, пост-цезарь отлично и с размахом умеет праздновать свои триумфы. Для авторитарных правителей спорт – это самое важное после войны. И весь мир смотрит и понимает: непредсказуемость, презрение к самим понятиям правды и нравственности — это отличная тактика в политике, она победила.

А победителей — non judicantur! — не судят, с тех самых пор. Судят только победители.

Ну и о Бабченко. Да, Украина применила сходную тактику шока, манипуляции и непредсказуемости. Хотя, совершенно иным было целеполагание: защита журналиста. Пока неясны обстоятельства, но дело даже не в этом. Не утверждаю, но не потому ли это вызвало такую реакцию, что Украина воспринимается пока только “быком”, а не ядерным “Юпитером”. И потому “не позволено”. Однако, как мы выше заметили, “быков” больше нет — кто освоил концепцию пост-правды, тот и Юпитер. И юпитеров на международной арене будет все больше, и никаких “репортеров без границ” и щепетильных “Гардианов”, (не понявших еще, что в новой реальности нет больше правил,) не хватит, чтобы ими возмущаться. Если на огонь одной артиллерийской батареи отвечают таким же огнем точно такой же батареи, то разница в целеполагании, а не в использовании артиллерийских батарей. И странно осуждать за факт их использования. А журналист Аркадий ответил британской прессе на ее возмущение густым армейским матом. Возможно, и тут свободному миру придется понижать уровень щепетильности, как это практикует свободный мир по отношению к РФ?

Больше нет конфликта идеологий. Новая холодная война ведется на конфликте психологий авторитарных лидеров и на конфликте ценностей. И Запад пока проигрывает сражение за сражением.

Нельзя одновременно хлопать в ладоши на триумфах тех, кого вы же сами сто раз “гневно осудили”, обвиняя их в нарушении международных норм, — и после этого считать себя нравственным ориентиром. Нельзя после этого требовать, чтобы с вашим мнением и представлениями о репутации считались. Либо футбол и “реал-политик”, либо репутация. Либо трусики, либо крестик.

Опубликовано письмо из Нидерландов от родственников погибших в сбитом “Боинге”. Они поедут на футбол в Москву, потому что “не хотят поддаваться искушению ненависти”. Это лукавство. Не сопротивление ненависти, а беспринципность. Не рёв футбольных стадионов заглушает это искушение ненавистью, а тихая эталонная нота «ля».

Эта нота не бывает ни 450 герц, ни 500.
Только 440 Гц.
Поискать что ли камертон?
Хотя бы самим вспомнить, как он звучит…
Ведь ничего нет хуже какофонии оркестра, пытающегося играть на расстроенных инструментах. 

Displaying 2 Comments
Have Your Say
  1. Пожонглируем словами и понятиями – отдохнем до следующего пункта очередной провокации. О чем написано? Что написано? Но хлестко написано. Читайте: удивляйтесь, возмущайтесь, открывайте
    для себя новые понятия и тематику! Ура!

  2. Хорошо написано, но только камертоны бывают не только на 440гц, да и эта частота была принята менее ста лет назад, а уж какая она была триста лет назад, подозреваю,нам неизвестно. Главное, чтобы все инструменты в ансамбле были настроены на один стандарт, а стандартов могут быть разные. Но это чисто техническое замечание от настройщика ф-но, извините.

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>




Translate »