Published On: Fri, Oct 5th, 2018

Александр Невзоров: главным изменником Родины был Петр Первый

photo

Александр Невзоров. Публицист, режиссер.

English version

О предателях Родины

«Предатель родины» – дериват абсолютно ложного понятия «Родина». В России это понятие претерпело самые чудовищные изменения, потому что у нас практически каждый режим умеет прикинуться Родиной. Благодаря этому изумительному искусству режим может легко выдавать свои личные потребности за голос или нужды Родины. При этом Родина абсолютно безгласна – она не может обратиться к режиму ни напрямую, ни в обход. Таким образом, режим говорит от имени совершенно немого существа. Если бы мы трактовали слово «Родина» в позитивном ключе, то вряд ли ей потребовались бы десять тысяч трупов, десять тысяч русских мальчиков, которые украсили собой город Грозный во время Первой чеченской войны. Тем не менее, режим от имени Родины тогда убеждал в том, что это было необходимо. Владимир Владимирович Путин сам создает химеры пропаганды и скорее всего сам в них верит.

Изменник родины – гораздо более юридически точное выражение. Но оно теперь совершенно непригодно, поскольку известно, что главным изменником родины был Петр Первый, который взял и изменил всю эту лапотную, завшивленную, провонявшую черными избами, заплесневелую, непригодную для современной жизни Русь. Изменив ее, он, грубо говоря, стал изменником родины номер один. Может быть, так как у нас есть такой пример Петра Алексеевича как первого изменника родины, это выражение и ушло в прошлое, и его стараются не употреблять. Теперь говорится о предателях родины. Когда я слышу это словосочетание, я понимаю, что речь идет о каких-то служилых людях, которые выбрали очень ленивую, беспечную, сытую, во всех смыслах бездельную жизнь – ради погон, ради статуса. Если ты разведчик, ты должен быть готовым к расплате за свое безделье и эполеты. По умолчанию в комлекте с этой профессией идет доза новичка, пуля или какой-нибудь отравленный зонтичек.

О Нобелевской премии

Я признаю блеск, выношенность и безусловную научность работ по физике, химике и медицине, которые получили Нобелевскую премию в этом году, хотя и болел за других номинантов. Но вместе с тем я вижу, что это чистая инженерия – умение и замечательный образец того, как нужно пользоваться имеющимися научными знаниями, чтобы сделать общую картину более отчетливой, красивой, внятной и объемной.

Да, это не теория относительности, открытия Ивана Петровича Павлова по физиологии пищеварения или открытия Уотсона и Крика. Такого рода открытия обязывают нас вносить коррективы в наше мировоззрение. Эти ученые, не спрашивая нас, вламывались в наше мировоззрение, совершали все необходимые действия, и мы однажды просыпались другими людьми. Это живое, естественное следствие любого подлинного интеллекта – уметь реагировать, вступать в реакцию с любой важной научной информацией.

Никаких прорывов, никаких вещей, которые необходимо было бы немедленно включить в свой интеллектуальный или жизненный состав сегодняшние нобелевки не предлагают. Но в этом нет ничего трагичного, и это никоим образом не компрометирует современные открытия, перед которыми я в любом случае с чистым сердцем снимаю шляпу. Они не виноваты, что сейчас в науке практически нет оснований для глобальных, меняющих мировоззрение открытий, и приходится иметь дело с мелочами, крохами, важными, но маленькими деталями – уточнять их и придумывать, как их можно применить к жизни. В любом случае это прекрасно.

Самые основополагающие, простые и важные познания, такие как теория условных рефлексов и пространственная структура ДНК, уже открыты и добыты, и, вероятно, должно пройти время, прежде чем человечество доберется до более глубоких и революционных вещей. Есть ведь такой закон непреодолимой поступательности в накоплении знаний, согласно которому не бывает никаких финальных, законченных знаний, и любое из них обязательно будет усовершенствовано.

Есть масса всяких милых мальчиков и девочек, которые очень любят писать и думать о науке. И иногда они впадают в радикализм, такой чистый сциентизм, требующий представления о науке как о чем-то финишном, наивысшем на данный момент. Им хочется сказать: ребята, представьте себе, что вы со своими сегодняшними фанатичными, адскими представлениями о черных дырах, гравитации, отсутствии времени как материи вдруг пришли бы на какой-нибудь серьезный симпозиум в 2354 году. Представьте вес помидора, который бы в вас летел, и как бы подняли на смех ваши сегодняшние знания.

Конечно, мы с вами до этого не доживем, но нужно понимать, что наука совершает значительные открытия, когда накапливается очень большое количество черновой мелкой информации, и затем кто-то умеет эту черновую мелкую информацию принять, впитать, обобщить, переформулировать, по-другому скомпоновать. Вот тогда и получается какое-то абсолютно новое явление, переворачивающее наше представление о мире. 

Leave a comment

XHTML: You can use these html tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>



Translate »